Педагогика и психологияЛюдмила Петрановская: теория привязанности

Узнаем современные тенденции психологической и педагогической направленности, передаём личный опыт в данных областях

Модератор: Ksyushkin

Аватара пользователя
Автор темы
Наталья Васильева
Модератор
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 5108
Зарегистрирован: 23.03.2013
Откуда: Пермский край
Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Наталья Васильева » 26 дек 2013, 23:01

Уже несколько раз встречалась с цитированием Людмилы Петрановской. А вот здесь она говорит сама:
http://alpha-parenting.livejournal.com/974494.html

Добавлено спустя 1 час 42 минуты 38 секунд:
Краеугольный камень в несложившихся отношениях между приемным ребенком и родителями - это отсутствие привязанности. То есть приемная мама мучается от того, что она посвящает жизнь неродному ребенку - а он явно показывает, что ему это всё ПОФИГ.
Нет взаимной привязанности.
Такая вот безответная любовь.
И в основе этого явления - депривация, лишение ребенка в младенчестве того единственного взрослого, к которому он был бы привязан.
У родителей есть не только обязанности, но и права!

Реклама
Аватара пользователя
Инид
Модератор
Сообщений в теме: 3
Всего сообщений: 11684
Зарегистрирован: 27.03.2013
Откуда: Северо-запад
Re: Людила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Инид » 24 фев 2017, 17:15

«Я люблю тебя. Я Сам соткал тебя в утробе матери твоей» (Пс 138:13).

Аватара пользователя
Инид
Модератор
Сообщений в теме: 3
Всего сообщений: 11684
Зарегистрирован: 27.03.2013
Откуда: Северо-запад
Re: Людила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Инид » 14 авг 2017, 14:19

Интервью Гордона Ньюфелда журналу Psychologies: «Дети должны быть эмоционально привязаны к родителям»

Весь мир учит детей быть независимыми, а он хочет, чтобы дети зависели от родителей. Мир твердит о пользе общения со сверстниками, а по его мнению, общаться с родителями важнее. На чем основана его уверенность? Гордон Ньюфелд дал интервью Psychologies в октябре 2016 года.
«Я люблю тебя. Я Сам соткал тебя в утробе матери твоей» (Пс 138:13).

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 7011
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Re: Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Ksyushkin » 09 окт 2017, 19:11

книга "Тайная опора: привязанность в жизни ребёнка":
https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*=E ... Y3fQ%3D%3D
- Невозможно...
- Возможно, если ты в это веришь.
(с)

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 7011
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Re: Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Ksyushkin » 07 май 2019, 17:01

КАК РАЗВОДЯТСЯ ИЗ-ЗА ПАЧКИ МОЛОКА
Или что происходит, когда в паре тревожный (тревожный тип привязанности) и изолированный (изолированный тип привязанности).

— Допустим, она просит его купить молоко, какое-то определенное. Он забыл, какое, или не было такого — купил другое, приносит ей. Она – тревожная. Пришел любимый человек, которого она просила позаботиться о ней, ответить на ее потребность, и принес НЕ ТО. И для нее это история не про молоко вообще. Для нее это история про то, что ее потребности опять оказались неважны. Про то, что ее не любят, что на нее плевать хотели. И как вся ее предыдущая жизнь перед ней доказательство, что любить ее невозможно, что ее никто никогда не поймет. Она проваливается в панику привязанности. Для нее история про не то молоко становится историей отвержения и одиночества.
Дальше она реагирует в силу своего темперамента.
А что понял он? Он понял, что им недовольны, что он не соответствует ожиданиям, что он не смог удовлетворить потребности любимого человека. Он ей притащил мамонта, а она говорит: фу, это разве мамонт, это какая-то фигня. Причем он старался, он даже не забыл про молоко, только забыл, какое. И он не видит в этом проблемы. Сначала у него оторопь, потом он начинает внутри себя приводить аргументы, почему она не права. Молча, потому что он изолированный, он привык все держать в себе. И у него этот процесс какое-то время длится. В это время тревожная громко стучит на кухне тарелками, возмущенно моя посуду. Ей уже плевать на молоко, она начинает плохо себя чувствовать из-за того, что они поругались. Она не переносит дистанции, для нее это мучительно. Он закрылся и ушел в свою комнату, за компьютером сидеть — для него это привычно, он так все детство просидел. А ей плохо уже не от того, что он не то молоко принес, а от того, что она опять одна. И она ждет, что он, наконец, придет мириться, а он не идет, у него процесс только еще разворачивается, он еще только дошел до седьмого аргумента, впереди еще двадцать восемь. С этого момента она злится на него за то, что он, сволочь, не идет мириться — потому что не любит, ежу понятно.

Через некоторое время терпение у нее заканчивается — у тревожных никогда нет терпения – она идет сама и говорит что-нибудь типа «иди ешь», нейтральным голосом, как будто ничего не было. А он как раз до девятнадцатого аргумента дошел, у него уже инерция набралась, его так легко не остановишь. Он отвечает что-то неласковое: «Ешь сама, спасибо не надо». Она еще больше проваливается в панику привязанности, потому что она-то пошла мириться, предъявила свою уязвимость, а он отверг — точно не любит.
Через какое-то время он перечислит все аргументы и начнет остывать. Три часа игры в компьютер, и ему тоже надоедает дуться. Он уже тоже соскучился, ему хочется контакта, хочется помириться, мирно попить чай. Он идет к ней. А она за это время дошла до крайних степеней паники привязанности. Уже не из-за молока, к этому моменту здравый смысл к ней вернулся, она уже понимает, что молоко неважно. А вот когда к нему любимая жена пришла мириться, а он буркнул и с тех пор еще полтора часа играет в свой гребаный компьютер... И вообще, ему было бы лучше, если бы она исчезла из его жизни, он бы со своим компьютером остался, и ему было бы хорошо. У нее нарастает паника, она все это время в нее погружается, и тут он такой появляется и говорит: давай чай попьем...
Дальше как повезет.

Это повторяется раз за разом, накапливается память, накапливаются обидные слова и мысли, опыт непонятости и отвержения. В эмоциях люди делают всякие нехорошие вещи. Каждое такое деяние делает все более сложным примирение, подкрепляет панику привязанности, все сокращаются светлые промежутки. И так изначально любящие пары иногда доходят до развода.

Из лекции «От конфликтов к принятию: учиться быть вместе»
Людмила Петрановская
https://www.facebook.com/Ludmila.Petran ... __tn__=K-R
- Невозможно...
- Возможно, если ты в это веришь.
(с)

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 7011
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Re: Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Ksyushkin » 25 май 2019, 12:07

— Помните, у Толстого: все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. С моделями привязанности примерно так же. Виды НАДЕЖНОЙ привязанности в целом довольно похожи, а НЕНАДЕЖНЫЕ вариации могут быть очень разные – вплоть до противоположных моделей поведения.
— Формула надежной привязанности: я могу быть сам и могу быть с тобой. Тревожной – я не могу без тебя.
— Ужас тревожной модели привязанности в том, что человеку, которому жизненно важны отношения, ведет себя так, что методично их разрушает или платит очень большую цену за них.

— Диффузная модель привязанности – это когда потребность в привязанности невозможно разместить в кого-то одного или во что-то одно, потому что тогда возникает уязвимость. И чтобы не испытывать страх потери, раскидывается множество поверхностных связей. Иногда люди с таким типом склонны к деятельности в шоу-бизнесе, где можно компенсировать отсутствие близких, глубоких отношений поверхностным обожанием многих.
На самом деле эти поверхностные многочисленные связи никакой защиты в жизни не дают. Поэтому мы и слышим так часто о всемирно любимых певцах и артистах, которые лечатся от депрессии, страдают зависимостями, кончают с собой и т.д.

— Очень важно понимание, какие стратегии для вас доминантны. С ними вообще клювом нельзя щелкать:, только зазеваешься, как они вас подминают. Полезно знать и понимать про себя, что, например, вы легко впадаете в тревожное состояние, в страх, что вас разлюбят, и начинаете выносить людям мозг контролем, жалобами или чем-то еще.

— Модель привязанности – это не что-то неизменное. У ребенка она может меняться от условий, в которых он находится. Взрослому этого недостаточно, – нужна осознанная работа.

Из лекции 15 мая «Детские привязанности и взрослые отношения». Запись лекции вы можете посмотреть по ссылке - l.pryamaya.ru/c35bd
Нажимайте на кнопку онлайн-трансляция и следуйте инструкциям.
Людмила Петрановская https://www.facebook.com/Ludmila.Petran ... n__=EEHH-R
Людмила Петрановская: теория привязанности - 61047189_398032337460819_8266517928204042240_n.jpg
- Невозможно...
- Возможно, если ты в это веришь.
(с)

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 7011
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Re: Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Ksyushkin » 19 июл 2019, 19:08

КАК ВЛИЯЕТ ОТСУТСТВИЕ ПРИВЯЗАННОСТИ

Пока все хорошо, программа привязанности в тени, ребенок поворачивается к родителю спиной, а лицом – к миру, который он изучает и осваивает. Если же что-то пошло не так, он находится в стрессе, то обращается к взрослому за помощью или утешением. Если у ребенка есть основания сомневаться в том, что он может получить поддержку в любой момент, то у него прекращается познавательная активность, а все психологические силы уходят на попытки восстановить привязанность со своим взрослым. Он начинает ныть, требовать внимания, делать что-то, что в его представлении может помочь.

Ситуация, когда родители в постоянном конфликте или плохом состоянии, тоже заставляет его тревожиться и отвлекает от познания. Любые проявления недовольства и разочарования вызывают панику, которая останавливает всю остальную психическую деятельность до момента, пока не будет восстановлена связь.

Проводились эксперименты, во время которых весь день матери с ребенком снимался на видео: они показали, что для установления нормальной привязанности достаточно откликаться на потребности в 50 % случаев. У детей большой запас прочности на непредвиденные обстоятельства: понятно, что никакая мама не может реагировать на все просьбы, и психика к этому приспособлена.

Если же на его потребности отвечают реже, чем в половине случаев, то у него либо развивается тревожная привязанность и он требует внимание больше и активнее, либо изолируется и закрывается. Адаптивность психики маленького человека имеет теневую сторону: с одной стороны, хорошо, потому что он может выживать в любых условиях, с другой, он начинает воспринимать любые ужасы в порядке нормы: у него нет жизненного опыта, критичности и эталона. Он все равно испытывает чувство любви, независимо от того, удачно или неудачно родитель исполняет свою роль. Дети выбирают стратегии, которые закрепляются, и на них в дальнейшем базируется их представление о близких отношениях. Формируется то, что Боулби назвал «рабочей моделью привязанности» — это совокупность ожиданий и прогнозов от связей с людьми. Если человек запомнил, что просто так ничего не получишь и нужно все время ревниво требовать внимание, то также он будет вести себя и в других отношениях.

Это не значит, что модель нельзя поменять: на нее влияют друзья, знакомые, возлюбленные, психотерапевты. Но все же часто люди приходят со своими моделями в брак, и либо ревнуют, выносят мозг, срываются, либо молчат и прячутся. Если два эти типа соединяются, то ничего хорошего не получается: один все больше требует, а другой – закрывается. Проходит года два-три, и любящая пара разводится. То же самое может быть в отношениях с друзьями, работой, увлечениями.

Людмила Петрановская
Источник - http://www.sobaka.ru/city/science/92514
- Невозможно...
- Возможно, если ты в это веришь.
(с)

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 7011
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Re: Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Ksyushkin » 24 июл 2019, 15:54

НЕКОТОРЫЕ РОДИТЕЛИ ГОРДЯТСЯ ТЕМ, ЧТО НЕ ОРУТ.

Это хорошо, конечно. Но в стресс ребенка можно вогнать и без децибел. Можно и очень тихим и ровным голосом напугать – встречаются мастера. Можно выразить отвержение лицом – как сказал один маленький мальчик: «Когда моя мама сердится, она глазами толкается». Можно прямым текстом сказать, что такого плохого мальчика тебе не нужно. Можно пожаловаться, что сил никаких нет и здоровья и все это тебя в гроб загонит. А что может быть страшнее, чем перспектива, что родитель умрет, ты его потеряешь – по своей вине? Наконец и сам ребенок, осознав, что опять потерял-забыл-не сделал, может испытывать острый стыд, а стыд – это тоже аффект, и он тоже, между прочим, тормозит интеллект. Так что даже если ребенок стоит красный, как рак, опустив голову и глотая слезы, не обольщайтесь. Это не значит, что он «все понял» и «сделал выводы», его внешний мозг точно так же «снесен» сильным стрессом, и сегодняшнее острое раскаяние может вовсе не привести к тому, что завтра его поведение изменится.

Родитель, чувствуя, что его слова не воспринимают, сердится еще больше. Стресс обоих становится сильнее, способности соображать еще меньше. И так до тех пор, пока напряжение не разразится в истерике или кто-то из двоих не выскочит из комнаты, хлопнув дверью, чтобы прервать непереносимо мучительный контакт.

«Да нет у него никакого стресса, ему просто плевать на все, что я говорю», – заявляют некоторые взрослые. Может такое быть? Да, бывает. Правда, для этого надо сильно постараться. Если на ребенка регулярно, не пропуская ни дня, орать, критиковать, читать мораль и стыдить, если его постоянно пугать и шантажировать, а лучше еще и бить или запирать в чулане, он просто научится защищаться. «Отмораживаться», как говорят подростки. Отсоединяться от чувств. А это значит – прервет свою связь с родителем. Откажется от привязанности. Это больно и трудно, и дети всегда до последнего стараются этого не делать. Обычно дети даже в очень тяжелой ситуации продолжают страдать от душевной боли, но от привязанности полностью не отказываются. Но некоторым просто приходится, стресс слишком велик и постоянен.

Если привязанность «отморожена», родитель для ребенка больше не защита и не опора. Но и его осуждение больше особо не пугает. Родителя остается просто терпеть, пока не можешь никуда уйти. Молчать, делать вид, что слушаешь. А то и говорить правильные слова в ответ – почему бы нет, ведь сильных чувств нет, верхний мозг в норме, манипулируй – не хочу.

Возможно, вам приходилось встречать в жизни взрослых людей с «отмороженной» в детстве привязанностью. Они подчеркнуто циничны, любят демонстрировать, что для них «нет ничего святого», порой жестоки и любят этим бравировать. В отношениях склонны манипулировать, «просчитывать» людские реакции, не умеют сочувствовать, презирают эмоциональную чувствительность и ранимость. Обычно не вступают в длительные глубокие отношения, редко создают семьи. При этом считают свой образ жизни правильным, а ценности семьи, любви, заботы – «вредной сентиментальной чушью», часто имеют наготове теории о том, что все это насаждается с целью наживы или чтобы держать людей в подчинении. Категорически не признают, что несчастны, за помощью не обращаются. Презирают людей помогающих профессий, благотворителей, волонтеров, многодетных родителей и всех, кто так или иначе ассоциируется с заботой о ближнем.

Не думаю, что любому родителю в здравом уме и трезвой памяти захочется такого будущего для своего ребенка.

В более мягком варианте ребенок не рвет внутреннюю связь с родителем полностью, но Yначинает игнорировать именно вопли (или нотации). То есть все происходит, как в притче про пастушку и волков, о которой мы так любим назидательно напоминать детям, а стоило бы для начала понять самим. Если слова неодобрения и угрозы родителя сыплются на ребенка постоянно, из-за любого пустяка, его лимбическая система просто устает включать сигнал тревоги, она отвечает: «Ну, волки, волки, сто раз уже волки, надоело. И не подумаю реагировать».

Что это значит? Очень просто: родитель утратил такой канал связи с ребенком, как слова. Так много раз напускался на чадо из-за пустяков, что теперь, даже захоти он предупредить ребенка о реальной угрозе, поговорить с ним о серьезных запретах, все будет мимо ушей. «Волки, волки». Мели Емеля, твоя неделя. Выражаясь экономическими терминами, произошла девальвация родительских слов, они превратились в пустые обертки без смысла. Теперь, чтобы ребенок снова начал воспринимать то, что говорит родитель, тому придется подкрепить свои слова чем-то посерьезнее. Наказанием, угрозами, шантажом.
И, возможно, вскоре «легкая» артиллерия постепенно перейдет в «тяжелую».

Отрывок из книги Людмилы Петрановской «Если с ребенком трудно».
- Невозможно...
- Возможно, если ты в это веришь.
(с)

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 6
Всего сообщений: 7011
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Re: Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Ksyushkin » 04 окт 2019, 17:10

Вы имеете право жить так, как считаете нужным или как позволяют обстоятельства, дети имеют право быть недовольны,
НО (и тут самое важное)
как родитель вы обязаны помочь им адаптироваться. Чтобы буераки и повороты проходили для ребёнка помягче, а если станет невмоготу – чтобы он мог поплакать у вас на руках и не услышать в ответ «как тебе не стыдно», «всё это ради тебя» или «нам и без твоего нытья тошно».

Теория привязанности требует от родителя быть с ребёнком – не в том смысле, что физически быть неотлучно и подчинить ему свою жизнь, а в том, чтобы быть с ним в постоянной эмоциональной связи, чтобы он знал, что он есть у вас, а вы у него, чтобы чувствовал себя любимым и принятым. И никто не знает точно, сколько именно часов в день для этого необходимо, и на сколько точно дней можно разлучиться, чтобы не нарушить связь. Не существует универсального рецепта. Можно сидеть с ребёнком дома всё его детство, занимаясь только им, но хороших отношений не создать. А можно воспитывать его редкими письмами из тюрьмы, как приходилось в своё время многим нашим согражданам, и дать ему чувство любви и тепла на всю остальную жизнь.

Быть родителем – это и значит всё время заботиться о том, чтобы сохранять отношения, в каких бы обстоятельствах вы и ребёнок ни оказались. Для ребёнка важнее, хочет ли родитель с ним быть, рад ли этой возможности – или считает его обузой и ждёт только шанса «отвязаться». Ребёнку важно знать, что если серьёзно понадобится – родитель отложит ради него все дела, но ему не нужно, чтобы никаких дел, кроме него, вовсе не было. Уверенность в том, что ты важен, нужен и любим важнее, чем количество проведённых вместе часов. Теория привязанности говорит про отношения, а не про распорядок дня.

Цитата из книги Людмилы Петрановской «#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы»
- Невозможно...
- Возможно, если ты в это веришь.
(с)

Аватара пользователя
Инид
Модератор
Сообщений в теме: 3
Всего сообщений: 11684
Зарегистрирован: 27.03.2013
Откуда: Северо-запад
Re: Людмила Петрановская: теория привязанности

Сообщение Инид » 12 ноя 2019, 13:10

«Вместо зверей - дети. В Оренбурге работает необычный контактный зоопарк.» - именно так было бы правильно озаглавить статью, вышедшую на орендее.
Коротко про содержание статьи: Сотрудники Следственного комитета РФ по Оренбургской области, посетили детишек в доме ребенка, поиграли с ними, потискали, подарили подарки, пофотографировались, поделились положительными эмоциями: «Какие чудесные детки, как мы им помогли, какие мы молодцы, как тут хорошо». Так видят событие непрофессионалы, так видят событие обыватели. А что видят профессионалы? Сейчас я вам расскажу:
В Оренбурге в очередной раз устроили контактный зоопарк, где вместо зверей – дети. На этот раз, это сделали сотрудники Следственного комитета. Которые вроде бы должны понимать, хотя бы что-то в теме социального сиротства, ведь именно они защищают права детей, жертв преступлений. Ну хотя бы в виде общих знаний про то, что есть депривация.
И вот если бы они были профессионалами, то знали бы о теории привязанности. Я вам коротко расскажу о ней. У ребенка ранних лет жизни должен быть значимый взрослый – мама. Или человек, который постоянно рядом с ним и постоянно о нем заботится, кормит, одевает, берет на руки, разговаривает. Тогда ребенок растет и развивается правильно. Но вот если около ребенка нет постоянного взрослого, а есть РАЗНЫЕ воспитатели и нянечки, которые постоянно меняются, а еще различные комиссии и «добрые» спонсоры, подобные сотрудникам следственного комитета, которые мелькают перед детьми, то у ребенка развивается депривация и расстройство привязанности. И это не просто слова, это тяжелое расстройство. Такие дети идут ко всем на руки, не боятся чужих. А этому как раз радуются тетечки в полицейской форме и умиляются что дети контактные. Полицейские заключают, что детям там хорошо. Но на самом деле это не так. Ребенок, с расстройством привязанности и депривацией находится в постоянном стрессе, он чувствует себя отверженным, ощущают чувство опасности, у таких детей не формируется базового доверия к миру. Они не верят взрослым.
В последствии у таких детей наблюдаются серьезные изменения в психике. Особенно если они так и не попадут в семью, а будут воспитываться в детском доме и дальше. И потом мы огребаем все вот эти последствия, в виде уже взрослых сирот, которые становятся преступниками. Единственная статистика, которая есть по взрослым детям-сиротам, это как раз статистика федерального следственного комитета. Согласно этой статистике, адаптируются в жизни только 10% сирот, выпускников детских домов. А ведь начинается все как раз в доме ребенка. Сами сотрудники СК вносят свою лепту в то, чтобы ребенок чувствовал себя отверженным, не доверял миру, а потом пополнил эту печальную статистику СК, не попав в эти желанные 10%.
Но читая строки статьи, мне невероятно больно еще и за то, что у нас нет профессионалов не только среди сотрудников СК, но и главврач дома ребенка не защищает детей, не создает условия, приближенные к домашним, хотя мы делали им замечание во время последнего мониторинга по учреждениям для детей-сирот, который проводила Общественная палата РФ именно по доступу посторонним к детям. Потому что для детей – домашние условия, это не стены и красивые комнаты. Это в первую очередь близкий взрослый, который ухаживает за ребенком. Это именно ограничение посторонних взрослых к детям. А спонсоры, это посторонние люди! Но главврач опять устраивает из детей контактный зоопарк. И это просто чудовищно.
Чудовищно еще и то, что журналисты этим восхищаются и радуются, а тем самым пропагандируют такое вредное поведение. Вот почитают это пост сотрудники прокуратуры и просто предприниматели, и потянутся страждущие до «добрых» дел, желающие поставить галочку в своей карме к детям. Дальше калечить их итак искалеченную психику.
И уже тысячу раз мы писали об этом. Пишу в 1001 и уже теряю надежду, что когда-то меня услышат.
Пожалуйста, люди, ну запомните уже наконец. Что вредны все эти разовые поездки к детям-сиротам!!! Вредны!!!
Если вы хотите ездить к детям-сиротам, становитесь волонтерами, приезжайте регулярно, становитесь для ребенка тем значимым взрослым, который вернет ему доверие к миру. А если это не входит в ваши планы и вы все же хотите привезти игрушек. Привезите, отдайте руководителю дд, сфотографируйтесь с ним и уезжайте! А к детям не надо ходить, очень вас прошу! Поймите уже это.
Анна Межова, руководитель благотворительного фонда Сохраняя жизнь, специалист в области социального сиротства.
«Я люблю тебя. Я Сам соткал тебя в утробе матери твоей» (Пс 138:13).

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Педагогика и психология»