МедицинаНевроз

Обсуждаем медицинские вопросы, делимся рецептами народной медицины

Модераторы: Ksyushkin, Натик

Аватара пользователя
Автор темы
Алёна
Супермодератор
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 5833
Зарегистрирован: 23.03.2013
Откуда: Западная Сибирь
Поблагодарили: 8669 раз
Невроз

Сообщение Алёна » 02 окт 2017, 11:19

Предневроз

Предневроз характеризуется эгоцентричностью, и ребенок, у которого предневроз, прежде всего чрезмерно эгоистичен. Он невыносимо требователен, он знать не хочет, что родители устали, что у бабушки болит сердце, а у дедушки - голова. Он настырен, он - деспот. В то же время он испытывает страх перед чужими людьми, в том числе перед сверстниками, ощущая свою несостоятельность, ибо вторая, основная, особенность предневроза - чувство несостоятельности. Иными словами, ребенок, у которого предневроз, в семье - тиран, среди чужих - тихоня. У него обострено стремление к безопасности (как у всех эгоцентричных), и он впадает в панику ушибившись, поцарапав палец, при виде капли крови у себя. В то же время он самолюбив, обидчив, пессимист, нытик и всем недоволен, ему "все не так", ему не угодить (эгоцентричность). Он как бы "вечно больной", и притом трудный больной.

В школе он растерян, поскольку его эгоцентричность вступает в конфликт с необходимостью быть как все и вместе со всеми. Поскольку он боязлив, а сверстники это очень быстро распознают, они агрессивны по отношению к нему, нередко отвергают его, насмешничают. А он самолюбив и обидчив. Он либо боязлив и агрессивен, конфликтен, либо замыкается в себе и в школе страдает, а дома невыносим, скандален, отыгрываясь на родителях. Он вступает в конфликт и с учителями, ибо, будучи сам требовательным к другим, не допускает ни грамма требовательности к себе. Учителя же требовательны к нему, не реагируя на его требовательность по отношению к ним.

Ребенку с предневрозом плохо в школе, он страдает, протестует, отказывается от посещения школы. У него головные боли, беспокойный сон. Он выглядит больным. Учителя рекомендуют перевести его на домашнее обучение. Короче - речь идет о безоговорочно трудном, проблемном ребенке. Родителям такого ребенка не позавидуешь.

Главное у такого ребенка - подспудное чувство несостоятельности. Для предневроза как раз и характерен постоянный конфликт чувства несостоятельности и чувства достоинства! Отсюда - характернейшая его сторона - контрастность поведения. Ребенок с предневрозом воистину непредсказуем. Верх берет чувство несостоятельности - и он отступает, уступает всем, мучительно нерешителен, боязлив, отказывается от желаемого. Верх берет чувство достоинства - и он очертя голову бросается в драку, в яростный конфликт, требователен, настырен. Он то уступает слабому, то бросается на заведомо более сильного. Он то позорно труслив, то отчаянно дерзок и смел.

И все это не невроз, а предневроз, который длится годами, а иногда - всю жизнь. Для того, чтобы из предневроза возник невроз, необходима психическая травматизация. Ребенок переживает огорчения, терпит неудачи. Они могут вызывать состояние кратковременного и даже длительного стресса, но психотравматизации, психологического "ушиба" при этом чаще всего не происходит. Так, годовалый поминутно стукается головой, но сотрясение головного мозга - одно на сотни таких эпизодов. Психическая травматизация, запускающая механизмы невроза, должна быть чрезвычайно актуальной для данного, конкретного ребенка.

Есть "эгофильные" и "генофильные" дети. У первых главенствует инстинкт самосохранения, и они уже рождаются повышенно эгоистичными, осторожными, склонными к боязливости, робости. Они самолюбивы. Их безмерно ранит все, что угрожает их безопасности и благополучию, их самолюбию. У вторых главенствует инстинкт продолжения рода, для них главное - семья. В ней для них и радость, и безопасность, и любовь. Их безмерно ранит все, что угрожает безопасности и благополучию семьи. Они - это семья, семья - это они. Они привязаны к семье особо, нерасторжимо связаны с ней. И для такого ребенка отторжение от семьи, отправка матери в больницу, смерть дедушки - психическая травматизация. Эти дети "женственны", даже если речь идет о мальчиках. А женственные люди более ранимы, чем мужественные. У них чаще возникает и чувство несостоятельности. Они чаще впадают в невроз, поскольку именно у них, как правило, возникает предневроз.

Однако есть и "мужественные" типы: "свободолюбивые", "исследователи", "агрессивные", "доминантные", "дигнитофильные" - гордые. У них предневроз развивается реже и только в тех случаях, когда воспитание и жизнь сформировали у ребенка "мужественного" типа комплекс "гадкого утенка", чувство несостоятельности! Такие дети впадают в невроз, если психическая травматизация чрезвычайно сильна и ударяет опять-таки по главному для них. "Исследователи", например, особенно чувствительны к грубому вторжению в область их интересов, к ограничению этих интересов. Так, ребенок что-то мастерил, собирал, а некто сломал, выбросил, испортил это, и ребенок переживает психическую травму. "Доминантные" чрезвычайно чувствительны к отстранению их от лидерства, поражению в лидерстве, позорному, непростительному промаху, приведшему к потере авторитета, когда шедшие за ним разочарованы, отвернулись, ушли к другому лидеру. "Свободолюбивые" чрезвычайно чувствительны ко всем формам ограничения их свободы, "агрессивные" - к подавлению их напористой активности, "дигнитофильные" - к унижению, на которое они не в состоянии достойно ответить.

Психическая травматизация - все, что бьет прямо в сердце и потрясает, все, что нестерпимо обостряет предневроз. И тогда, чтобы "не разорвалось сердце", приходит как спасение удивительная способность подсознания защитить чувство достоинства, психику, организм в целом, сердце. Речь идет о психологической защите!

Зигмунд Фрейд, создавший науку о подсознании, описал защитные уловки неосознаваемой сферы психики. Неосознаваемо мы нередко "забываем" о неприятном, избегаем его, приукрашиваем себя и преуменьшаем чужие достоинства и заслуги, видим только то, что желаем видеть, толкуем происходящее с нами в выгодном для себя свете, защищая свою психику от потрясений, депрессии, болезненных переживаний. Все вышеперечисленное и есть психологическая защита в ее многообразных формах. Выход на авансцену психологической защиты и завершает картину формирования невроза, переход из состояния предневроза в невроз.
...Он придёт, он будет добрый, ласковый,
Ветер перемен...

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Алёна
Супермодератор
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 5833
Зарегистрирован: 23.03.2013
Откуда: Западная Сибирь
Поблагодарили: 8669 раз
Re: Невроз

Сообщение Алёна » 03 окт 2017, 03:38

Неврастения

Общепризнанны три формы невроза: неврастения, невроз навязчивых состояний и истерический невроз.


К неврастении чаще всего приходят дети "генофильного типа" (см. выше) с комплексом "гадкого утенка". При продвижении к неврастении ребенок с предневрозом мучительно страдает от неуверенности в себе, однако он колеблется. Побеждает инстинкт сохранения достоинства, и он действует решительно и смело. Побеждают "фемининные" инстинкты, зовущие к осторожности, капитуляции, побеждает чувство неуверенности в себе - и он отказывается от натиска, действия, капитулирует. У него внутренний конфликт, и он действует в пользу одной или другой стороны внутреннего конфликта. Он контрастен - одновременно смел и боязлив, он неоднозначен. У него ущемлено чувство достоинства.

И вот - сокрушительная неудача, тяжелое унижение, чувствительное поражение. Все это остро выявляет несостоятельность, и все это в данном случае - острая психическая травматизация. Ребенок старается, к оценке своих усилий относится болезненно, а результаты его труда оцениваются как плохие. Или над ним посмеялись, а он не сумел достойно ответить. Или его тяжело унизили, побили, а он проявил постыдную слабость, беспомощность. Он потрясен, он окончательно и бесповоротно разуверился в себе, однозначно капитулировал. Колебания кончились, болезнетворного внутреннего конфликта больше нет. Но это еще не невроз. Если он, капитулировав, отказался и от чувства достоинства - это просто сломленный человек. Если он капитулировал, но при этом сохранил чувство достоинства, у него невроз. Но как сохранить чувство достоинства при капитуляции? Сохранить его в таких случаях и помогает психологическая защита.

Психологическая защита, повторяем, это неосознаваемый самообман, такое отношение к себе, к другим и к жизни, при котором неосознаваемо прибегающий к ней человек искренне убежден, что он хорош, всегда и во всем, а окружающие всегда плохи, что не он слаб, а жизнь несправедлива к нему. А в результате защищено чувство достоинства, и чувство несостоятельности исчезает. Но при этом надо еще и как-то приспособиться к жизни! Психологическая защита при неврастении решает эту проблему очень просто. Ребенок при неврастении неосознаваемо, психозащитно, предъявляет родителям "невротическую астению" - "болезнь", т. е. смертельную усталость, слабость здоровья".

Всем своим обликом он как бы заявляет родителям: "Вы же видите, что я еле жив, что же вы от меня требуете...". При этом он, также психозащитно, отказывается от честолюбивых притязаний. Он не конкурент. Всем своим видом и поведением он как бы говорит: "Я болен, никого не трогаю, оставьте и меня в покое". И его оставляют в покое. Он ничего не требует, и от него ничего не требуют. Более того, все, даже дети, защищают его. Ему начинают во всем уступать. На него не возлагают ответственности, а именно этого он сильнее всего желает. Его не критикуют, не обвиняют, и это его вполне устраивает.

Очевидно, что он "неплохо устроился". Родители, учителя видят: он и в самом деле требует особого подхода, с него взятки гладки. И к нему нетребовательны - был бы жив. Он капитулировал, и все признали правомерность капитуляции. Он капитулировал и сохранил при этом чувство достоинства, потому что уверен: "Если бы я был здоров, я был бы суперменом! ". Это и есть невроз, в данном случае неврастения. В неврастению впадают "генофильные", и у взрослых этот невроз возникает в тех случаях, когда "генофильные" не способны защитить и обеспечить благополучие своей семьи. Тогда психологическая защита "заботливо нашептывает": "Если бы я не был болен, я бы выполнил свой долг перед семьей, а так и не живу и не умираю..."

Невроз навязчивых состояний


К неврозу навязчивых состояний ведет предневроз, имеющий свои специфические особенности. Обычно этот предневроз возникает у детей "эгофильного" типа, при воспитании которых или в связи с неблагоприятными обстоятельствами их жизни чрезвычайно усиливается стремление к безопасности и тревожность. Для страдающих предневрозом, ведущим в невроз навязчивых состояний, характерны: крайняя эгоцентричность - фиксированность только на себе, на своей безопасности, на своем благополучии, на своих проблемах с игнорированием интересов и проблем всех других людей; крайняя тревожность и мнительность опять-таки относительно себя и своего здоровья, благополучия.

У детей с этой формой предневроза очень часто наблюдаются фобии - страх чего-то или кого-то. И один панически боится заражения "микробами", часами моет руки. Другой опасается транспорта и никогда не переходит дорогу самостоятельно. Третий панически боится мостов и, доехав до моста, пересаживается в метро, чтобы миновать мост под землей. Четвертый опасается острых предметов и ежедневно пересчитывает иголки, отворачивает от себя острия ножей и вилок. Это могут быть фобии темных подъездов, ибо в них можно столкнуться с преступником, хулиганами; лифтов, поскольку они могут - оборваться, упасть, в них также возможно насилие или ограбление; автоматически закрывающихся дверей, поскольку они могут не открыться, когда это необходимо; толпы, в которой могут зажать, сбить с ног, затоптать; пустынных мест, где в случае беды никто не услышит призыва о помощи и т. д.

В этих фобиях все осознано: источник опасности и защита от опасности, когда ребенок в подъезд, в лифт один не войдет, а лучше - даже если он с мамой, поднимется по лестнице, ибо и мама не поможет, если лифт испортится. Такой ребенок избегает толпы, за километр обходит пустынные места, собак и т.д. Короче, фобии - это устойчивый, осознанный страх смерти, несчастного случая, и они весьма характерны для данного предневроза. Дети с предневрозом, ведущим к неврозу навязчивых состояний, отказываются от сомнительной в плане угрозы здоровью пищи, чрезвычайно тревожно относятся к своему здоровью, и на приеме у врача, перебивая мать, сами излагают жалобы, поскольку опасаются, что мать может что-то упустить, чему-то важному не уделить внимания. Это дети, считающие свой пульс, сами ставящие себе градусник.

Безопасность, благополучие для такого ребенка тесно связаны с благополучием родителей. Он мучительно не уверен в себе и надеется только на них. Девятилетний с таким предневрозом, у которого умерла мать, сказал мне: "Живу, пока жив папа". И мальчик мучительно страдал, если отец хотя бы на минуту опаздывал с работы, подолгу стоял на остановке, ожидая его. Болезнь или любая другая угроза себе или родителям, все, что грозит благополучию, преломленное через "безопасность прежде всего", - острая психическая травматизация для такого ребенка. Как правило, эти дети сверхсоциальны, "надо" звучит у них настойчиво. Они мечутся между "надо" и стремлением к безопасности. Психическая травматизация потрясает ребенка. Колебания кончаются. Отныне все решается в пользу безопасности. Приходит спасительная психологическая "сверхзащита". От страха перед жизнью, от страха смерти ребенок защищается символическими ритуалами. И это уже истинный невроз навязчивых состояний.

Защищаясь от тревоги и страха, дети, страдающие неврозом навязчивых состояний, делают то, к чему часто прибегают просто тревожные, не невротики, когда стучат три раза по дереву или трижды плюют через левое плечо. Но невротику этого мало. Невротическая тенденция при данной форме невроза - достичь сверхбезопасности. "Чтобы ничего не случилось", дети, страдающие неврозом навязчивых состояний, особым образом взмахивают руками, при ходьбе притоптывают, пройдя несколько шагов, делают полный оборот, как бы выполняя команду "кругом", и только после этого идут дальше. Они поминутно приседают, или обходят темные пятна на дороге, или поднимаются по лестнице, перешагивая, например, только через две ступени. Иногда такие дети ритуально ходят только зигзагами. Они не садятся в транспорт с непринимаемым номером, подобно тому как многие здоровые люди избегают цифры 13; они дотрагиваются с целью обезопасить себя до всех или каких-то определенных предметов, к примеру, до маминой одежды или до косяка двери. Дети с неврозом навязчивых состояний определенным образом садятся и встают, раздеваются и одеваются, складывают одежду так, чтобы брюки были обязательно сверху или снизу.

Ритуалы, навязчивые действия успокаивают их. Так они защищаются от страхов, в основе которых страх смерти, беды, неблагополучия. Но как при всем этом защитить достоинство? И психозащитно звучит: "Я не труслив, я - осторожен!" А раз осторожен, значит, разумен, и чувство достоинства сохранено. Психологическая защита и в этом случае оформила невроз - невроз навязчивых состояний.

При этой форме невроза вместо мужественной борьбы с трудностями, вместо полнокровной судьбы и жизни, вместо естественного интереса ко всему в этом прекрасном мире, вместо счастливого, беззаботного детства ребенок, как больной и тревожный старик, замыкается только на своих узкоэгоистических проблемах, на состоянии своего здоровья и, главное, замещает реальную жизнь иллюзорным миром символики. Представим себе первобытного человека, который вместо охоты на животных, вместо борьбы с врагами, со стихией засел в пещере и там размахивает копьем, ходит по кругу и шепчет заклинания. И здесь, при неврозе навязчивых состояний, ребенок укрылся от реальной жизни!

Трихотилломания - навязчивое выдергивание волос, бровей и ресниц

В практике врача-психоневролога встречается удивительное явление - ребенок выдергивает волосы у себя на голове, выдергивает брови и ресницы. Делает он это автоматически, не отдавая себе отчета - для чего. Он не только не испытывает боли, но, напротив, переживает некое глубинное удовлетворение, нащупав и выдернув очередной волосок или ресничку. Он и сам недоумевает, глядя в зеркало на результат своих действий. Он обещает больше не делать этого, держится какое-то время. Но вот он отвлекся, читает или смотрит телевизионную передачу, а пальцы автоматически уже в волосах...

Это трихотилломания, своеобразная разновидность невроза навязчивых состояний. Известно, что к волосам на голове, бровям, ресницам, как и к бороде, у человека издревле особое отношение. Остричь человека, обрезать ему бороду нередко считалось оскорблением, бесчестьем, потерей достоинства. Увидеть себя в сновидении остриженным означало предвестие беды, болезни. В древности давали Богу обет не стричься, не бриться, чтобы он спас, отвел беду. Существовал обет, например, не стричь бороду до победы над врагом.

Известен случай, когда спортсменка, проиграв в борьбе за первое место на Олимпийских играх, остриглась наголо, таким образом наказав себя. Так и ребенок неосознаваемо лишает себя волос, бровей и ресниц из чувства вины или из-за нестерпимой досады на себя самого, на свои промахи, неудачи, поражения. Дети с трихотилломанией, которых не любят собственные или приемные родители (неприятие!), неосознаваемо воспринимают такое неприятие как собственную виновность, никчемность. Дети не ищут виновных на стороне, они считают, что, раз их не любят, значит, они плохие. В других случаях это дети, остро переживавшие свою истинную или мнимую несостоятельность, презиравшие себя. Так все непросто с неврозом у человека уже с самого раннего возраста.

Случай из жизни: восьмилетняя девочка выдергивает волосы на голове, ресницы и брови. Рисует принцесс с пышными волосами, густыми ресницами и бровями. Началось все после того, как мать девочки перенесла тяжелую операцию. Девочка, не имевшая отца, жила у тети, тосковала и, слыша тревожные разговоры взрослых, испытывала страх за мать. Она отказалась от волос, бровей и ресниц, как раз придавая большое значение им и как бы принося в жертву самое дорогое во имя того, "чтобы мама была здорова", как бы откупаясь такой жертвой от возможной беды. И все это неосознаваемо. С удивлением и страхом мать сообщала врачу: "Она шарит рукой по голове и векам, ищет чуть подросший волосок или ресничку и выдирает их". Да, такую вот форму принял невроз у ребенка.

Таким образом, при трихотилломании имеет место символический ритуал навязчивых действий. Обезобразив себя, ребенок ощущает неосознаваемое удовлетворение, защищая таким, психозащитным, образом свое чувство достоинства: "Я плохой, я в чем-то виноват, но я сам наказываю себя!"
...Он придёт, он будет добрый, ласковый,
Ветер перемен...

Аватара пользователя
Автор темы
Алёна
Супермодератор
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 5833
Зарегистрирован: 23.03.2013
Откуда: Западная Сибирь
Поблагодарили: 8669 раз
Re: Невроз

Сообщение Алёна » 05 окт 2017, 05:14

Истерический невроз

Истерический невроз возникает, как правило, у лиц "эгофильного" (см. выше) типа. Предневроз в таком случае характеризуется крайней эгоцентричностью, требовательностью, склонностью всегда и во всех случаях, что бы ни случилось, обвинять других. И ребенок гневно осуждает бабушку за то, что он ударил ее и у него болит рука. При предневрозе, ведущем к истерическому неврозу, дети отличаются "социальным инфантилизмом": они как бы задерживаются в развитии на этапе раннего детства, когда "все можно", и от ребенка в данном случае ничего не требуют. Характерно игнорирование понятий "надо" и "нельзя", "стыдно". Властвует "хочу!" и "не хочу!". Дети с этим предневрозом несамостоятельны и напоминают короля, который и раздеться не способен без слуг.

Однако и у этих детей есть чувство несостоятельности, поскольку низка самооценка "сегодняшнего дня" из-за ощущения ими своей беспомощности в реальной жизни. Но у них завышена установочная (из подсознания) самооценка. Кроме того, такие дети, как правило, не отличаются высоким интеллектом. Зато притязания их чрезмерно высоки. Мало того, самомнение их достигает уровня гордыни. Они подобны "надутой лягушке". Сорваться в невроз такому ребенку легко, ибо жизнь наказывает за самомнение, за чрезмерные необоснованные притязания - неудачами и презрением окружающих. И это будет истерический невроз.

Однако, пока у такого ребенка "все в порядке", пока родители ему служат, прикрывая его от требований реальной жизни, устраняя все трудности и угрозы, пока его не ушибло, пока ему хорошо, он все-таки как-то учитывает интересы других, все-таки, подрастая, понимает, что есть некие границы дозволенности и приличий, по-своему понимает, что слаб. В результате в нем имеет место конфликт высокого и низкого мнения о себе, конфликт между "хочу" и "надо, нельзя, стыдно". Временами он осознает свою эгоцентричность, осознает, что в чем-то перегнул палку, что был не прав. Он контрастен: то нестерпимо эгоистичен, то добр; то чрезвычайно требователен, то уступчив; то высокомерен, то уничижает себя. Главное же, что и у него есть чувство достоинства, ущемленное на этапе предневроза ощущением своей несостоятельности в реальной жизни. И он страдает от этого. У него конфликт гордыни, высоких притязаний и страха перед жизнью, неверия в свои собственные силы. Он противоречив, и в нем идет внутренняя борьба, борьба между "не хочу", но "надо", между "хочу", но "нельзя", "стыдно". И до возникновения психической травматизации он как-то лавирует.

Острая психическая травматизация для такого ребенка - все, что конфликтно противоречит "хочу" или "не хочу". Это резко возросшие требования к нему, когда с его "хочу" или "не хочу" перестают считаться и эгоцентризму дают бой (ясли или сад, школа, встреча со сверстниками, когда вместо безоговорочно удовлетворяющих все его требования родителей он сталкивается с требующими от него); это жизненные трудности, когда уже не до его желаний и капризов, когда условия его жизни ухудшаются; это суровое наказание, что для такого ребенка ошеломительно: "Кого наказали, меня?!"; это бескомпромиссное разоблачение его неправоты, что воспринимается как ужасающая несправедливость. Тогда ребенок отбрасывает "надо", "нельзя", "стыдно", кончаются колебания, исчезают проявления внутреннего конфликта. Теперь он безраздельно эгоистичен. Однако подобное надо объяснить себе и другим. И возникает психологическая защита в форме "бегства в болезнь", "инвалидной реакции". Ведь инвалиды имеют право на льготы, послабления, защиту от трудностей и сложностей жизни.

И он защищается поведением, которое принято характеризовать как идущую из древности форму приспособления слабых. Из этологии известно, что животные, неспособные себя защитить, при опасности нередко демонстрируют мнимую смерть и хищник не видит их, поскольку они неподвижны, или отказывается от "мертвого". Иногда животное, почувствовав опасность, начинает неистово метаться. Проявляется так называемая двигательная буря, и в итоге животное спасается, случайно найдя выход или отпугивая хищника столь бурной реакцией. При неврозах часто отмечается выход детей на древние для человека, напоминающие таковые у животных механизмы поведения. Знание этого помогает понять, почему девятимесячный несмышленыш, испытывая неудовольствие, добивается своего истерической бурей, а находясь в больнице без родителей, впадает в состояние мнимой смерти, становясь безучастным, пассивным, как бы замирая. Это очень важно для понимания истерического невроза. Именно потому, что истеричность - приспособление слабых, истерический невроз имеет место даже у самых маленьких.

При истерическом неврозе ребенок приспосабливается через удивительную способность неосознаваемого, руководящего физиологическими функциями организма, воссоздать модель любого заболевания. Ребенок перестал посещать детский сад, школу, заболев гриппом. В неосознаваемом зафиксировалось ведущее: измерили температуру, уложили в постель, захлопотали, все обязанности сняты. И вот возникла необходимость освободиться от чего-то неприятного. Неосознаваемо следует "приказ" центру терморегуляции - и температура тела повышена. "Надо" - и паралично повисает рука, опускаются веки, начинается сильный кашель, рвоты и т.д.

Но истерическое приспособление в отличие от неврастении, когда неосознаваемо хотят одного - "оставьте меня в покое", это решение своих эгоистических проблем руками других. Истерический симптом всегда имеет адресата. Почти всегда он адресуется родителям. Мать волнует болезнь ребенка - и он болеет. Она нервничает, если у ребенка плохой аппетит, - и он не ест. Ее пугает рвота - вот и она, худоба - и ребенок становится худым, в чем душа держится. В итоге от него ничего не требуют, ему служат, он получает все, что пожелает. Он истерически приспособился. Если события не повернуть вспять, так будет всегда, даже когда он станет взрослым, только сменится адресат: им могут стать муж, сослуживцы и т.д.

Ребенок с истерическим неврозом уверен, что тяжело и хронически болен. Если врач покажет ему графики его температуры: в субботу вечером нормальная, в воскресенье вечером, перед понедельником, - высокая, т. е. если врач разоблачит его, к упомянутому врачу он больше не придет, ибо это "плохой и злой" врач. Часто оскорбляется и мать: "Что же, выходит, ребенок симулянт?". Он не симулянт, он болен, но, по меткому замечанию невропатолога Ж. Бабинского, "великая симулянтка" его болезнь. В литературе описан классический случай: поезд шел к фронту, в результате непрерывных рвот солдат терял вес и силы. Его переносили в санитарный поезд, идущий в тыл, и рвоты прекращались, он набирал вес и восстанавливал силы. Так повторялось много раз.

Ребенок с истерическим неврозом эгоцентричен. И таков он везде - дома и вне его. Направленный в детский сад, он не желает отпускать мать, по сути служанку, от себя, не хочет посещать детский сад и на его пороге бледнеет, у него обморок, рвота, высокая температура. В итоге он и не будет посещать детский сад.

У ребенка, страдающего истерическим неврозом, могут быть тики, но если при неврастении или при неврозе навязчивых состояний ребенок стремится их скрыть, то при истерии как раз в кабинете врача они наиболее часты. А уж как они демонстративны! Страдающий истерическим неврозом так закатывает глазные яблоки, что родители приходят в ужас. Они, разумеется, чрезмерно озабочены и повышенно внимательны к ребенку, ему все прощают, и истерическая сверхцель достигнута. Ребенок с истерическим неврозом получает льготы, послабления, а достоинство его защищено опять-таки гениальным психозащитным построением: "Я имею право на льготы, потому что я тяжело болен!".

Истерический невроз - невроз врачебной справки. Ни при какой другой форме невроза врач не дает столько справок "об освобождении от...", как при этой. Однако, если данную форму невроза не лечить, справки усиливают и закрепляют истерическую форму приспособления. Родители, не понимая сути данного заболевания, нередко приходят к врачу не столько за лечением, сколько за очередной справкой "об освобождении от...". Они протестуют против действий врача, направляющего ребенка с "истерической" температурой в школу. Но это - истерический невроз, и каждая новая льгота и поблажка закрепляют и усиливают его.

Энкопрез - недержание кала

Одно из наиболее своеобразных и характерных проявлений истерического невроза у детей - энкопрез (недержание кала). Иногда, напротив, такие дети задерживают дефекацию на пять - семь дней, повергая родителей в панику. Энкопрезом чаще страдают мальчики в возрасте от 4-5 до 8, редко до 14-15 лет. Как истерический симптом он возникает у мальчиков, матери которых особенно тревожно следят за регулярностью физиологических отправлений ребенка. При энкопрезе ребенок постоянно упускает кал, пачкая трусики. Он как бы не чувствует этого и лишь при энергичном вмешательстве матери меняет трусы. Иногда дети измазывают калом кровать матери, одеяло, стенку кровати. В таком случае речь идет о смешанном истеро-обсессивном неврозе. Таким образом они символически как бы закрепляют за собой определенную территорию и саму мать. Подобным образом закрепляют за собой территорию и многие животные. Все это еще одно свидетельство наличия глубинных неосознаваемых механизмов, лежащих в основе невроза, в данном случае регрессии.

Энкопрез как истерический синдром часто возникает при появлении в семье отчима или младшего ребенка (как и в случаях с истерическим недержанием мочи), а также при угрозе развода родителей. Ведь как раз это наиболее эффективно воздействует. Энкопрез отвлекает внимание матери от младшего: тут уж не "до младшего, когда старший так болен". А отец, собравшийся уйти из семьи, остается в ней, поскольку "тяжело болен ребенок", и его уход в такой ситуации - подлость. Отчим же, шокированный странным заболеванием ребенка и тяжелым запахом в квартире, как правило, быстро исчезает. И мать снова безраздельно принадлежит ребенку.

Элективный мутизм

Нередко на приеме у врача оказываются больные, обычно девочки, с элективным мутизмом (в рамках истерического невроза). Дома, с родными, такая девочка болтлива, а в детском садике молчит, и воспитатели не могут добиться от нее ни слова. Ее уговаривают, умоляют: "Ну ответь, скажи хотя бы как тебя зовут". Молчит. Это позволяет ей быть на особом положении. Ее водят только за руку. Ее знает весь персонал. Ее буквально охраняют, мать после работы стремглав мчится за ней. Если такую больную вовремя не излечить, то и в школе она также промолчит один-два года, и тогда преодоление болезни окажется очень трудным, ибо количество льгот возрастает. Девочка с элективным мутизмом не опасается контрольных опросов, сидит в сторонке. Ее оставили в покое, для нее не писаны законы, и в конце концов она способна добиться того, что вообще перестанет посещать школу, а школа в лице учительницы сама придет к ней на дом.
...Он придёт, он будет добрый, ласковый,
Ветер перемен...

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 3729
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Поблагодарили: 2888 раз
Re: Невроз

Сообщение Ksyushkin » 05 окт 2017, 12:03

Алёна:
05 окт 2017, 05:14
Истерический невроз
Я конечно не спец, но, похоже, это мой средненький. Только последний абзац явно не про него, а остальное - прям точь-в-точь. Только не повезло бедняге - никак не может добиться своей цели - прислуживать ему никто не собирается.
Алёна, а как с этим правильно бороться нигде случайно не встречали?
Любишь бездны - имей крылья.

Аватара пользователя
Автор темы
Алёна
Супермодератор
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 5833
Зарегистрирован: 23.03.2013
Откуда: Западная Сибирь
Поблагодарили: 8669 раз
Re: Невроз

Сообщение Алёна » 05 окт 2017, 15:23

Встречали. Напишу попозже. :)
...Он придёт, он будет добрый, ласковый,
Ветер перемен...

Аватара пользователя
Автор темы
Алёна
Супермодератор
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 5833
Зарегистрирован: 23.03.2013
Откуда: Западная Сибирь
Поблагодарили: 8669 раз
Re: Невроз

Сообщение Алёна » 13 окт 2017, 10:07

Как предупредить и излечить невроз


Очевидно, что невроз - это очень серьезно. Его легче предупредить, чем излечить. Однако невроз излечим, но только индивидуально, у каждого по-своему, в сотрудничестве родителей с врачом-психотерапевтом. Ознакомившись с вышеизложенным, родители будут подготовлены к такому сотрудничеству. Заметим лишь, что ребенку, страдающему неврозом, никогда не говорят: "Возьми себя в руки". Как раз этого он и не может сделать без преодоления самого невроза, и такое требование только усиливает у него чувство несостоятельности. Это то же самое, как тысячу раз сказать слабому, что он сильный, а также заявить человеку, что у него все хорошо, когда у него все плохо. Сильным от этого не становятся, а "хорошо" в таком случае воспринимается как издевательство, равнодушие или глупость.

Если ребенок тучен и его дразнят "пузо" или "тюфяк", не надо его утешать и несерьезен совет не обращать внимания на прозвище. Диетой и спортом его приводят к весовой норме, и прозвище само собой исчезает. Ребенка, ободряя, уводят от основного в неврозе - чувства несостоятельности. Упорно преодолевается отставание в обучении, укрепляются мышцы и вырабатывается ловкость. Чтобы привнести в сознание ребенка струйку гордости собой, его учат плавать и ездить на велосипеде, хорошо владеть своим телом, играть в мяч и хоккей, уметь не только то, что умеют другие, но дополнительно и еще что-то. Его учат жизни, равноправному общению со сверстниками.

Подготовив, укрепив, обучив, его постепенно вводят в жизнь сверстников, и тогда он сам видит: он действительно сильный, у него на самом деле все хорошо. Только при соблюдении этих условий чувство несостоятельности ослабевает и в конце концов изживается. Только успехи побеждают робость. Только преодоленные неудачи и трудности ликвидируют страх неудачи, страх перед трудностями и порождают мужество и оптимизм. И, естественно, кто не способен достойно защитить свое достоинство, тот прибегает к психологической защите.

Родители детей, страдающих неврозом, нередко уповают на "гипнотизера". Но если кто-то, пусть и "гипнотизер", тысячу раз скажет слабому: "Ты сильный, ты здоров!", разве эти слова сделают из слабого супермена? Люди в данном случае уповают на чудо, моментальное, без собственных усилий исцеление. Естественно, в случаях, когда утратил уверенность в себе умный и сильный, для преодоления невроза достаточно психодраматически открыть ему глаза: "Оцени, наконец, свои успехи, сравни себя с другими, встань перед зеркалом, оцени свою внешность, свои физические данные!". И если у зачарованного неверием в себя, но сильного откроются глаза, если вдохнуть в его душу мужество, он излечится от невроза. Но слабому - и другого пути нет - остается одно: упорной работой над собой совершить истинное чудо превращения "гадкого утенка" в "лебедя", действительно стать умным, сильным, ловким и умелым! И только тогда, когда "гадкий утенок" станет "лебедем", его следует поставить перед зеркалом и его невроз будет излечен.

Ребенка ведут по этому пути, ободряя его и укрепляя его способности, силы, обучая его всему, что знают и умеют его сверстники, и еще чему-то, что сверстники не знают и чего не умеют, преисполняя его гордостью и отвагой, уверенностью в себе, подготавливая его к равноправному, достойному общению со сверстниками. Если речь идет о ребенке, наличие и причины невроза осознают родители; они же должны и увести его от невроза.

Невроз как у мальчика, так и у девочки - свидетельство дефицита мужественности как духовной категории. Мужественность и оптимизм, воспитываемые в ребенке примером жизни родителей, их поступками, - лучшая профилактика невроза для сына и дочери. Невроз как болезнь воспитания и лечится более всего воспитанием или, вернее, перевоспитанием.

Резюмируя проблему невроза, проблему его профилактики, излечения, скажем: невроза не бывает у уверенных в себе, у подготовленных к реальной жизни, у способных нормально и достойно адаптироваться в жизни, а главное, у людей, лишенных эгоцентричности! Ребенок должен любить себя, в нем естественна струя эгоизма, но не такого, когда он равнодушен ко всем вокруг себя, когда все мысли и чаяния только о себе, когда интересует только одно: а что это даст мне? Тот, кто интересуется всем вокруг себя, кто любознателен, кто чувствует чужую боль, кто искренне сочувствует чужой боли, кто любит и бережет природу, кто оптимистичен, способен любить других так же, как себя, - невроза не имеет, как не имеет он и предневроза!

И устранить невроз можно только одним путем: устранить чувство несостоятельности, вооружив ребенка знаниями, умениями, навыками, здоровьем, силой, ловкостью, способностью достойно защитить свое достоинство, воспитав его действительно "лебедем". Воспитать ребенка "альтруистичным", действительно "лебедем", имеющим все основания уважать себя и гордиться собой, имеющим все основания оптимистично смотреть на жизнь, не бояться ее, какие бы трудности ни уготовила она, можно лишь, если родители сами изначально таковы или, породив ребенка, стремятся стать таковыми. Ибо слова сильны только в единении с правдой и деяниями.

Автор: В.И. Гарбузов

http://pedlib.ru/Books/5/0348/5_0348-1.shtml
...Он придёт, он будет добрый, ласковый,
Ветер перемен...

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 3729
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Поблагодарили: 2888 раз
Re: Невроз

Сообщение Ksyushkin » 15 окт 2017, 03:00

Буду добавлять понемногу со временем.

книга "Ребёнок-россыпь"

© Ross W. Greene PhD, The Explosive Child, 1998
© О.В. Бермант-Полякова PhD, авторизованный перевод и примечания, 2010

Глава 1.
"Про тефтельки"
Дженифер просыпается не просто рано, а очень рано. C самого рождения она поднимается с рассветом, в пять тридцать. Дженифер воспитанная девочка, в её спальне порядок, она убирает за собой постель, без напоминаний умывается и чистит зубы, и в свои одиннадцать лет прекрасно хозяйничает на кухне. Она завтракает самостоятельно - мама, папа и братья просыпаются в семь утра. В холодильнике в небольшой кастрюльке её ждут тефтельки. Дженифер пересчитывает их, осталось шесть, и думает: «Три съем сегодня, три завтра утром». Она греет тефтельки в микроволновке и усаживается в комнате посмотреть телевизор, - без звука, чтобы не разбудить домашних.
В шесть утра в спальню родителей прошлёпал брат Адам, и через несколько минут сонная мама и пятилетний брат входят на кухню. Мать спрашивает его, что он будет завтракать.
- Тефтельку, - отвечает Адам, и мать тянется к двери холодильника.
Дженифер, которая слышит их диалог, кричит из комнаты:
- Не давай ему тефтели!!! – заметно, что она волнуется, лицо её покрывается красными пятнами.
- Почему не давать? – спрашивает мать, которой не дали досмотреть сон и которая начинает раздражаться.
- Я оставила эти тефтели себе на завтрак! – кричит Дженифер на бегу, и с силой наваливается на дверцу холодильника, мешая матери её открыть.
- Ты жалеешь тефтельку для родного брата! – упрекает мать в ответ.
- Это не его тефтели! – кричит Дженифер ей в лицо.
Мать боится её ярости, девочка в таком состоянии может не просто ударить, а лупить её руками или пинать ногами, сжимается внутренне и спрашивает пятилетнего мальчугана:
- Может быть, ты хочешь что-то другое?
- Я хочу тефтельку, - хнычет Адам, съёживаясь от страха, что Дженифер сейчас набросится на него и начнёт колотить.
Дженифер, чьё бешенство требует выхода, отталкивает мать со свой дороги, забирает кастрюльку с оставшимися тефтельками из холодильника, громко хлопая дверцей, пинает ногой кухонный стул, - Адам успевает увернуться, - подхватывает разогретые тефтели, уходит и закрывается в своей комнате.
Мать кричит ей вдогонку, что нельзя поступать так эгоистично, брат вот-вот заревёт от испуга, а пока только верещит: «Хватит! Хватит!». «Доброе утро! - произносит отец Дженифер, появляясь на кухне. - Время шесть-пятнадцать, иди доспи хоть полчасика», - обращается он к жене. В истории семьи Дженифер таких событий не десятки и не сотни, - их тысячи. Какие-то длились дольше, какие-то были сильнее по накалу, иные разрушительнее (когда Дженифер было восемь, она разбила лобовое стекло в их машине). У Дженифер есть психиатрический диагноз, но для родителей это слабое утешение. Она пугает и их, и братьев, когда словно с цепи срывается из-за сущего пустяка.
Растить такую девочку, как Дженифер, изнурительно. Отец и мать опустошены и чувствуют, что воспитание дочки отнимает у них всю жизненную энергию. Она не играет с друзьями, - друзей у неё нет, она не слушается ни уговоров, ни запретов, уйма времени и денег были потрачены на иглоукалывание, массажи, психологов, психиатров и лекарства, - зря. Бывают минуты, когда родителям кажется, что от их семейной жизни остались одни руины, и на супружеские отношения нет ни сил, ни желания.
Дженифер «бешеная» с самого детства. Её мать ходила к психологу, и благодаря занятиям с ней имеет честность признаться: «Большинство родителей не представляют себе, насколько унизительно жить в страхе перед собственной дочерью. Я хожу по дому как побитая собака, ожидая воплей или пинка. Это совсем не то, о чём мечтают, когда ждут ребёнка. Она психически неадекватна и жизнь под одной крышей с ней – кошмар.» «Когда мы с Дженифер оказываемся среди незнакомых с ней людей, я со страхом жду, какая выходка будет следующей. У меня двое детей дома, они воспитанные и ведут себя как нормальные дети. Я хорошая мать! Стоит ей начать обзываться на меня, колотить меня или плевать на меня в присутствии других, я вижу взгляды взрослых, в которых сквозит осуждение. «Что за родители, совсем распустили своего ребёнка!» Поверьте, мы перепробовали с ней всё. Никто не знает, почему она такая и как ей помочь. Находятся советчики, которые говорят мне, что у неё гиперактивность с дефицитом внимания. Я руку бы отдала за гиперактивного ребёнка с дефицитом внимания! Злоба Дженифер это что-то совсем другое. Всё это заставляет меня плакать от бессилия. И хотя муж старается поддерживать меня, я чувствую, что не люблю Дженифер как мать и ненавижу себя за это.»
Хотя мама Дженифер думает, что она одинока и никто из родителей не может понять, что она чувствует, среди детей-ровесников немало похожих по поведению как Дженифер. Таким детям бестолку объяснять, что они делают неправильно, пустая трата времени рассуждать вместе с ними о том, как чувствуют себя другие люди, по отношению к которым они агрессивны, ни похвала, ни сюрприз не заставляют таких детей предпочесть социально одобряемые слова и поступки выкрикам «Ты плохая мать!», «Уйду от тебя», громким хлопаньям дверьми или разбиванию любимой маминой вазы в отместку за родительское предписание идти спать. Все попытки отвлечь такого ребёнка только усугубляют его состояние, тактика игнорирования истерики доводит его до судорог и закатывания, наказания сходят как с гуся вода, бесследно. Про психологические программы, где надо собирать этикетки или жетоны, и обменивать их на обещанный подарок в конце недели, даже и говорить не будем, вы лучше меня знаете, что с такими детьми, как Дженифер, они не работают. Учителя в школе наверняка советовали вам метод «посиди один здесь в комнате, подумай», а психиатры выписывали лекарства, - ни то, ни другое не дало ни малейшего эффекта. Если вы начали читать эту книгу, значит вы воспитываете в семье такую Дженифер. И, возьмусь предположить, родительство, которое выпало вам на долю, переполнено чувствами ожесточения, вины, измотанностью, усталостью, безнадёжностью, стыдом перед родственниками и соседями, гневом и отчаянием.
Неважно, какой именно диагноз вписан в историю болезни вашего ребёнка, - современный психиатр может написать там:
Нарушение обучаемости
Синдром гиперактивности
Синдром дефицита внимания с гиперактивностью
Расстройство настроения биполярное
Расстройство настроения униполярное (депрессия)
Синдром Туретта
Тревожное расстройство
Задержка речевого развития
Задержка психического развития
Неврологическая незрелость (сенсорно-интегративная дисфункция)
Синдром Аспергера
Каким бы ни был ярлык, официально присвоенный ребёнку, его проблема совершенно в другом.
Эти дети не просто строптивы по сравнению с другими, более покладистыми. Они действуют по схеме, которую сами для себя придумали, - так стальные колёса трамвая движутся только в одном направлении, вперёд, по рельсам. А родители, братья и сёстры, учителя, другие дети – действуют иначе. Они движутся по жизни как автомобили, на резиновых шинах, перестраиваясь из ряда в ряд, - маневрируют. Машина может объехать трамвай, трамвай машину – нет.
Поразительная негибкость, ригидность, упёртость таких детей на языке психофизиологии называется преобладанием процессов торможения над процессами возбуждения, а на языке нейропсихологии инертностью в регуляции деятельности, неспособностью к переключению внимания, патологическим процессом «застревания».
Нарушение на уровне физиологии, застревающая натура, у детей, похожих на Дженифер, сочетается с нарушениями на уровне характера, - того, как ребёнок справляется с жизнью.

Латинское слово фрустрация (лат. frustratio – обман, тщетное ожидание) это не просто «облом», контатация факта, что «не сбылось». Фрустрацией называют состояние, когда мы надеемся, готовимся, эмоционально вовлекаемся в предвкушение, однако внешние обстоятельства, не подконтрольные нам, внезапно обрывают приготовления. Реакция на обрыв может быть разной: примирительное «бывает!», «не страшно!», конструктивное «подумаем, что можно сделать!», раздражение, отчаяние, гневная вспышка, ругательство или физическое разрушительное действие. Реакция зависит от способности фрустрацию терпеть, иными словами от умения жить переполненным потребностью в минуты, когда становится очевидно, что она неосуществима, нести груз намечтанного, но неслучившегося и думать, как осуществить желаемое в другой форме или в другом месте. Вытерпеть фрустрацию значит похоронить надежду и воскресить её вновь.

Эмоционально зрелый взрослый, который научился терпеть ситуацию фрустрации, это автомобиль с исправными тормозами, который может управлять скоростью, и если нужно, притормозит перед препятствием. Маленький ребёнок с вождением автомобиля не справится, - он и отложить-то удовлетворение потребности на короткое или среднее время не может, не то чтобы фрустрацию вытерпеть, отсюда детские капризы и обиды. Родителям дошкольников приходится подрабатывать в этом автосервисе рихтовщиками: утешать детей после жизненных неурядиц. Со временем ребёнок научается эмоционально зрелому поведению, - отсрочке удовлетворения, примирительному отношению к фрустрации, способности терпеть амбивалентность, самоутешению. А теперь представьте, что год идёт за годом, а ребёнок эмоционально остаётся двухлетним. Его «хочу» значит «хочу сейчас, немедленно и бескомпромиссно». Родители ожидают, что он уже обнаружил удобство внутренних тормозов и не понимают, почему он не притормаживает свои желания, а любая ситуация фрустрации, то есть ситуация, когда надежды терпят крах, для него то же самое, что в разогнавшемся на полном ходу составе дёрнуть стоп-кран, - лязг металла и искры из-под колёс. А дёргать приходится ежедневно: собирайся в школу, садись делать уроки, отправляйся в ванную, - любой родитель ежедневно даёт ребёнку предписания.

Дети, неспособные терпеть фрустрацию, не могут видеть, как умирает надежда, и неосознанно выбирают отказаться от надежд и ни на что не надеяться, или убивать каждого, кто посмеет убить их надежду. Он вернулся домой из школы, хочет поиграть в мяч. Вбегает в дом, швыряет сумку, нетерпеливо переобувается, смотрит в угол - мяча на месте нет. Вы думаете, он спросит «Где мой мяч?» или «Кто взял мой мяч?». Для родителей детей, неспособных терпеть фрустрацию, альтернативы другие, разразится подросток гневной тирадой «С**и, б***ь, опять это дерьмо!» или опрокинет столик в прихожей, на котором стоит телефонный аппарат и пнёт аппарат, расколошматив о стену. Есть дети, которые в таком состоянии раздеваются и бегают по дому или по двору голышом, есть такие, кто забирается на крышу и кричит «Я убью себя», есть и другие, кто становится на четвереньки и начинает биться лбом о пол или начинает плакать и причитать «Вы не любите меня».

Нарушение поведения, в какой бы форме мы его ни наблюдали, не является для специалиста психотерапевтической мишенью. Цель терапевтического вмешательства – неспособность переносить фрустрацию.
Момент фрустрации это не просто момент появления внешних обстоятельств, из-за которых надежда умирает навсегда, потому что дети пока не умеют воскрешать её. Для детей с «застревающей» натурой это момент появления НОВЫХ обстоятельств, - улавливаете разницу? Мало того, что в поезде кто-то рванул стоп-кран, так ещё нужно в скрежете и лязге развернуться на девяносто градусов и поехать не по рельсам, а в другом направлении.

Этот момент отличают то, что в книге д-ра Грина называется «чрезвычайная трудность ясного мышления» и «взрывчатость». «Чрезвычайную трудность ясного мышления» я буду называть понятием из словаря Роршах-диагностики, «вэйг», vague, а «взрывчатость» переведу на русский по-своему. То, что взрывается, навсегда перестаёт быть целостным, а тот, кто взорван, перестаёт быть живым. Поэтому дальше везде, где Грин пишет о процессе «ребёнок взрывается», я буду переводить «рассыпается», а там, где Грин пишет о «негибко-взрывчатом ребёнке» я буду употреблять выражение «ребёнок-россыпь». Рассыпанные бусы – метафора, которая объясняет, что происходит в детско-родительских отношениях, если родители заставляют ребёнка подчиниться - родительскую руку, которая бережно удерживала россыпь бусин в пригоршне, толкает гнев, ребёнок идёт вразнос, и потом обеим сторонам требуется несколько часов работы по самоутешению, чтобы заново собрать бусины вместе, - в родительской руке или на нити.
Чем ребёнок-россыпь отличается от других детей?
Представьте, что ребёнок 1, Хуберт, смотрит телевизор и мать просит его накрыть стол к обеду. Это новая вводная и, поскольку у обычного ребёнка Хуберта нет проблем с переключением внимания и построением новой программы действий, он откликается ей словами «Сейчас», через некоторое время поднимается с дивана и идёт выполнять просьбу.
Ребёнок 2, давайте назовём его Жермен, «застревающий». Ему трудно переключаться, и требуются понукания или угрозы, чтобы он откликнулся на слова матери. Таким образом, в ответ на «Жермен, выключай телевизор и накрывай стол к обеду», Жермен мог бы крикнуть «Я не хочу обедать!» или «Я смотрю телевизор!», однако после повторного воздействия (Мать: «Ты хочешь, чтобы я заговорила с тобой по-другому??») Жермен со вздохом поднимается и идёт накрывать на стол.
Теперь Дженифер, ребёнок 3, ребёнок-россыпь. Задача одновременно переключить внимание на новое дело на кухне и вытерпеть смерть надежды посидеть перед телевизором как она хотела и сама для себя придумала, для неё невыполнима. Она перегружена требованиями, который внешняя ситуация к ней предъявила, и ясность её рассудка мутится. В состоянии vague она рассыпается - и хорошо, если на бусины. Дженифер легко превращается в девочку-метель, которая сечёт всех колючей ненавистью.

Дети-россыпи бывают всех типов и размеров. Некоторые теряют форму и рассыпаются по многу раз за день, некоторые только раз в неделю. Многие «теряют самообладание» только дома, другие только в школе, третьи и в школе, и дома. Некоторые, когда рассыпаются, вопят как резаные, но не злоречат и не дерутся. Есть такие, кто орёт и ругается, и такие, кто одновременно и кричит, и бранится, и дерётся, - что называется, «конь закусил удила».
Следует признать очевидный факт, что «застревающая» натура наследуется, и один из родителей ребёнка-россыпи часто ведёт себя практически так же. Когда вспыльчивый, активный, импульсивный, легко возбудимый или неспособный терпеть фрустрацию ребёнок отказывается выполнять требования вспыльчивого, легко возбудимого или неспособного терпеть фрустрацию родителя, вам-психологу поведают захватывающую историю о том, как выглядит тот, кто «закусил удила», когда ему «вожжа под хвост попала», где вожжа это родительское «хочу, чтобы ты сделал это немедленно и именно так, как я это выдумал».
Что должно быть для вас совершенно определённым, - все эти дети имеют замечательные качества и огромный потенциал. В большинстве случаев они интеллектуально развиты по возрасту. Их «застревающая» натура и неспособность терпеть смерть надежды причиняют им самим и тем, кто рядом, глубочайшие душевные страдания. Родители детей-россыпей обычно заботливые, полные благих намерений люди, которые часто чувствуют себя виноватыми в том, что не способны любовно воспитывать своих детей.
Мать Дженифер сказала однажды своему психологу: «Знаете, у меня бывают моменты просветления, когда я жалею её и люблю свою девочку. Но потом она снова превращается в колючую вьюгу в ответ на тривиальную просьбу и стегает меня злыми словами. Мне стыдно признаваться в этом, но я не люблю ни её выходки, ни её саму в такие минуты. Из-за неё наша семья постоянно в состоянии вражды.»

Думаю, для вас уже ясно, что мир Дженифер отличается от мира других детей, поэтому дети-россыпи требуют совершенно другого подхода. Опыт многих семей доказал, что стандартные воспитательные воздействия и психологические программы коррекции поведения не решают проблем «рассыпания». Я обнаружил, что эффективное взаимодействие с ребёнком-россыпью возможно только если мы понимаем, как он входит в состояние vague и в чём именно нуждается такой ребёнок. Держите бусины надёжной и ласковой рукой или дайте ребёнку нить, на которую можно нанизать бусы, - он перестанет переживать vague и его поведение изменится.

Первые главы этой книги посвящены тому, чтобы помочь вам больше узнать о том, почему дети-россыпи застревают и по каким причинам плохо приспосабливаются к новым обстоятельствам. Достижение более точного понимания проблем ребёнка сразу ведёт к улучшению взаимодействия взрослый- ребёнок. Затем вы прочтёте о том, какой эффект производят на детей-россыпей обычные стратегии психокоррекции, - и почему они не оправдывают ожиданий психологов и педагогов, а в заключительных главах я расскажу о стратегии, которую разработал в течение тех лет, что посвятил терапии детей-россыпей.
Если вы родитель ребёнка-россыпи, эта книга может восстановить некоторое здравомыслие и оптимизм в вашей семье и поможет вам почувствовать, что вы снова управляете ситуацией, - потому что вы понимаете, что происходит с вашим ребёнком. Если вы родственник, друг, учитель, психолог или терапевт, эта книга расширит ваш кругозор. Нет панацеи, но есть надежда.
Примечания к Главе 1
Неважно, какой именно диагноз вписан в историю болезни вашего ребёнка, - современный психиатр может написать там:

Грин не питает иллюзий относительно принятого в США Диагностического и статистического руководства (DSM-IV вышла в свет в 1994 году, пересмотр текстовых определений DSM-IV-TR в 2000-м), принципы которой были взяты за основу при разработке Международной классификации болезней 10-го пересмотра (ICD-10). Попытка классифицировать заболевания по их внешним проявлениям удобна страховой медицине, которой нужно высчитать затраты на лечение больных с тем или иным диагнозом, и где две недели, два месяца или полгода заболевания – три разных диагноза. В клинической практике статистические критерии мало дают для понимания этиологии расстройства (его происхождения) и патогенеза (механизма, по которому расстраивается то, что раньше работало безупречно).
«Современный психиатр» работает со списком симптомов, отмечает галочкой подходящие и сверяется с руководством, сколько галочек нужно набрать, чтобы поставить диагноз. Вот, например, три списка (процитирована книга «Шпаргалка для взрослых», в ней есть дюжина детских рисунков):

Двигательная расторможенность
1. Постоянно ёрзает
2. Проявляет признаки беспокойства (барабанит пальцами, двигается в кресле, бегает, забирается куда-либо)
3. Спит намного меньше, чем другие дети, даже во младенчестве.
4. Очень говорлив.

Импульсивность
1. Начинает отвечать, не дослушав вопроса.
2. Не способен дождаться своей очереди, часто вмешивается, прерывает.
3. Плохо сосредотачивает внимание.
4. Не может дождаться вознаграждения.
5. Поведение слабоуправляемо правилами.
6. При выполнении заданий ведёт себя по-разному и показывает очень разные результаты.

Агрессивность
1. Часто теряет контроль над собой.
2. Часто спорит, ругается со взрослыми.
3. Часто отказывается выполнять правила.
4. Часто специально раздражает людей.
5. Часто винит других в своих ошибках.
6. Часто сердится и отказывается сделать что-либо.
7. Часто завистлив, мстителен.
8. Чувствителен, очень быстро реагирует на различные действия окружающих детей и взрослых, которые нередко раздражают его.

А теперь будьте добры, ответьте на вопрос, Дженифер импульсивна или агрессивна? Да кто её знает. Из списка для двигательной расторможенности к ней «подходит» только один критерий, про сон. Списки про импульсивность и агрессивность применимы в равной степени. Вот потому американец Грин не скрывает своего скепсиса, перечисляя столь непохожие друг на друга диагнозы современных психиатров.
Неспособностью к переключению внимания, патологическим процессом «застревания».
Грин пишет для родителей, не вдаваясь в подробности, правильное описание для патологии внимания будет следующим:

Рассеянность внимания – нарушение способности длительно сохранять его направленность. При этом страдает сосредоточение. Внимание становится неустойчивым, больной не способен сколько-нибудь длительно удерживать его на одном определённом виде деятельности. При этом преобладает непроизвольное внимание.

Истощаемость внимания – прогрессирующее ослабление его интенсивности в процессе работы при изначально достаточно высокой способности к сосредоточению. В силу этого становятся невозможными углублённость, поглощённость работой, резко падает её продуктивность.

Сужение объёма внимания – патологическое сосредоточение, обусловленное слабостью его распределения. При этом содержанием сознания становятся наиболее близкие больному впечатления. Объём внимания ограничен объектами, имеющими ситуационную или индивидуально-личностную значимость.

Тугоподвижность внимания – патологическая его фиксация, инертность, затруднения переключения с одного объекта на другой. Возникает утрированно выраженная концентрация внимания на каком-либо объекте или явлении, уже потерявшем ситуативную значимость, и затруднение (а порой и невозможность) произвольного или непроизвольного переключения его на другой вид деятельности.

Отвлекаемость внимания – патологическая его подвижность, проявляющаяся частым, ни ситуационно, ни мотивационно не обоснованным изменением направленности, сосредоточения и интенсивности внимания. При этом наблюдается постоянная смена объектов деятельности, в силу чего резко снижается её продуктивность.

Патологию ассоциативного процесса принято определять так:
Нарушения темпа мышления.

Ускорение – увеличение количества ассоциаций в единицу времени. При этом мышление сохраняет целенаправленность, но в силу преобладания простых ассоциаций (по созвучию, сходству, смежности, контрасту) появляется тематическая отклоняемость – резкая смена темы высказываний. Мысли становятся поверхностными, малодоказательными, снижается продуктивность мышления, теряется предусмотрительность. Высшей степенью ускорения с тематической отклоняемостью является симптом скачки идей (непрерывная смена тематики речи в зависимости от предметов, случайно попавших в поле зрения, или созвучия произносимых слов). В таких случаях речь кажется бессвязной.

Замедление – уменьшение числа ассоциаций в единицу времени. Целенаправленность мышления сохраняется, но оно лишается прежней глубины и широты, обедняется и скудеет ассоциативный процесс, ввиду чего снижается продуктивность мышления.
Нарушения подвижности мышления.

Детализация – постоянное вовлечение в процесс мыслительной деятельности второстепенных несущественных подробностей. Это не нарушает логичности, продуктивности и целенаправленности мышления, но делает его неэкономичным.

Обстоятельность – выраженная детализация. Сочетающаяся с систематическим застреванием на побочных ассоциациях при последующем возвращении к основной теме мысли. В результате этого мышление становится малопродуктивным. Подобное мышление называется ещё лабиринтным.

Вязкость – крайняя степень обстоятельности, при которой детализация до такой степени искажает основное направление мысли, что делает её практически малопонятной, а мышление непродуктивным. Больные теряют способность удержать центральную линию разговора, подчас неспособны самостоятельно вернуться к теме беседы, освободиться от побочных ассоциаций.
Сипмтомы этой группы отражают нарастание тяжести одного и того же психопатологического явления – тугоподвижности (ригидности, инертности, торпидности) мышления.

Нарушения целенаправленности мышления.
Симптомы, включённые в эту группу, нередко сменяют друг друга по мере углубления нарушения мотивационного компонента мышления. Последнее в результате всё более отрывается от действительности и всё менее определяется объективной необходимостью.

Витиеватость – пространные рассуждения с употреблением метафор, сравнений, литературных цитат, научных терминов, формул и т.п., что не нужно для доказательства данной мысли и затрудняет её понимание. При витиеватости речь сохраняет свой строй и внешнюю логичность, но приобретает черты псевдонаучности, «красивости» и необычности. Продуктивность мышления снижается.

Соскальзывание – внешне объективно немотивированные неожиданные эпизодические переходы логически и грамматически правильно построенной мысли и одного содержания к другой по неадекватной ассоциации, несущественному для конечной цели ассоциативного процесса признаку. После соскальзывания больные способны к дальнейшему последовательному рассуждению, не повторяя, но в то же время и не исправляя допущенной ошибки.

Резонёрство – пространные разглагольствования по несущественному поводу. Обычно их содержание – банальные нравоучения, морализованные истины, известные изречения, софизмы и т.п. Речь грамматически построена правильно, но многословна, изобилует причастными, деепричастными оборотами, вводными словами и т.п. Такое мышление непродуктивно. Оно не является конкретным, так как не опирается на опыт, и не относится к абстрактному ввиду отсутствия обобщения.

Разноплановость – постоянная необоснованная немотивированная смена основания для построения ассоциаций, соскальзывания, ввиду чего мысль лишается основного стержня, в ней объединяются порой несочетаемые понятия. При этом больные правильно усваивают инструкции, у них не нарушены интеллектуальные операции, но продуктивность мышления значительно снижается, конечная цель не достигается, так как суждения о каком-либо явлении или факте одновременно складываются на различных уровнях.

Аморфность – нечёткое использование понятий, при котором грамматически правильная построенная речь приобретает расплывчатый характер, ввиду чего мысль остаётся непонятной окружающим. Различая резонёрство и аморфность, можно сказать, что в первом случае непонятно «зачем», а во втором – «о чём» больной говорит.

Разорванность – отсутствие связей между отдельными умозаключениями, суждениями и понятиями. В результате этого уловить смысл речи больного не удаётся. Разорванность встречается в двух вариантах: логическая разорванность – отсутствие логической связи между отдельными компонентами мысли при сохранении её грамматического строя, грамматическая разорванность – утрата грамматического строя речи, превращающейся порой в «словесную окрошку», набор отдельных, не связанных между собой слов.

Нарушения грамматического строя речи.

Бессвязность – нарушение логики изложения и грамматического строя речи, которая представляет собой набор неоконченных фраз, отдельных слов и словосочетаний, перечисление предметов, попавших в поле непосредственного восприятия больного.

Речевые стереотипии – бессмысленно повторение одних и тех же слов, фраз, речевых оборотов. Вариантами речевых стереотипий являются: персеверации – «застой мысли», при котором первое высказываение, адекватное ситуации или заданному вопросу, затем стереотипно повторяется больным в ответ на другие задаваемые ему вопросы, вербигерации – бессмысленное повторение («нанизывание») отдельных слов или речевых оборотов.

«Чрезвычайную трудность ясного мышления» я буду называть понятием из словаря Роршах-диагностики, «вэйг», vague. В последующих главах Грин называет эту «чрезвычайную трудность ясного мышления» словом «расплавление», метафора повышения температуры и растекания, превращения в аморфную массу. Я предлагаю сразу определять профессиональным термином vague «вэйг», а не метафорой.
Любишь бездны - имей крылья.

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 3729
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Поблагодарили: 2888 раз
Re: Невроз

Сообщение Ksyushkin » 15 окт 2017, 05:52

книга "Ребёнок-россыпь"
Глава 2.
"Ужасный двухлетка"
Что может быть для родителей интереснее и радостнее наблюдения за тем, как развивается их ребёнок? Его навыки совершенствуются, каждая новая неделя привносит новые умения, каждый месяц прибавляет новые возможности, и вот уже ребёнок способен самостоятельно решать всё более сложные задачи. Он ползал, а теперь ходит, оглянуться не успели, как движения приобрели грацию, и вот он уже сам раскатывается на качелях и быстро бегает. Он лепетал, а потом говорил односложными словами, - и вот пожалуйста, связывает слова между собой в короткие предложения, правильно использует вопросительные слова. Он плакал, когда устал, и не мог сказать, чего он хочет, а теперь сам договоривается кататься на одном велосипеде по очереди. Вы показали ему буквы, он быстро выучил алфавит, с любопытством составляет из букв слова и читает магазинные вывески. Дедушка спрашивает, что ему подарить к празднику, а он просит книжку.
В школе ему что-то даётся с лёту, над чем-то приходится покорпеть. Одним детям непросто даётся беглость чтения, другим чтение с выражением, кто-то никак не осилит умножение. Одни ловки и выносливы, другие с тоской думают о предстоящем уроке физкультуры. Когда тот или иной навык даётся ребёнку настолько трудно, что отставание от сверстников бросается в глаза окружающим, взрослые приходят ему на помощь. Она может быть неформальной, - так бейсбольный тренер Стива отрабатывает с ним удар по особой, пошаговой, методике, а может быть официальной, как в школе у Кена, - он ходит на дополнительные занятия по чтению.
Почему навык у ребёнка формируется с отставанием? Возможно, ребёнок не готов воспринимать соответствующий материал. Или у него прежде не было возможности упражнять этот навык (например, Стив никогда вообще не учился играть в бейсбол). Или у него нет никакого желания овладевать этим навыком. Так или иначе, дети не научаются тому, чему их учат, с той готовностью, которая от них ожидалась, - затрудняются обучиться.
Если прикладывать больше усилий, или заниматься чаще, или больше хвалить ребёнка, его навыки могут улучшиться. Насколько? Это уже второй вопрос. Порой затруднение сглаживается, а бывает, что ребёнок так и не достигает желаемого уровня. Некоторые дети ─ независимо от того, насколько они усердны, насколько настойчивы их родители, какие усилия прилагали учителя и тренеры ─ совершенно не созданы, чтобы быть великими атлетами, чтецами или знатоками правописания.
Способность планировать своё поведение и легко приспосабливаться к новым обстоятельствам, как и способность терпеть ситуацию фрустрации также являются навыками. И, как любому навыку, дети научаются ему во взамиодействии со взрослым и достигают в овладении навыком разного уровня совершенства.
Психологи отметили, что в возрасте трёх лет дети проходят период кризиса, - они становятся упрямее и обидчивее, капризничают из-за пустяков и уговоры родителей на них словно перестают действовать. Многие мамы и папы замечают, что ребёнок разражается гневной вспышкой или ходит угрюмым вместо того, чтобы сказать «я хочу есть», «я устал», «я растерялся», «мне обидно». К огромному облегчению родителей кризис трёх лет длится сравнительно недолго. Ребёнок словно приходит к пониманию того, что потерпеть и получить вознаграждение, договориться об отсрочке удовольствия, заявить о своих потребностях и желаниях прямо – удобнее, и с удовольствием практикует навык эмоционально зрелого совладания с ситуацией затруднения. После трёх лет способность ребёнка распределять внимание между несколькими действующими лицами и переключать внимание с одного занятия или взаимодействия на другое становится всё более подвластной сознательному усилию, и переключающие механизмы становятся более эффективными. Когда ребёнок сталкивается с новой ситуацией, он уже может обдумать несколько возможных решений, и его «белое или чёрное» восприятие происходящего уступает место способности терпеть неоднозначность и примиряться с «серым», компромиссным, решением.

В большинстве случаев дети при некотором начальном руководстве взрослых могут научиться навыкам эмоционально зрелого поведения («Джордж, не бей Кэролайн! Мы говорим словами, а не руками!», «Фрэд, если ты не разрешишь Синди сыграть на Нинтендо, тогда я все выключу и никто из вас не будет играть», «Том, я не думаю, что Мэри доставляет удовольствие стоять в стороне и наблюдать, как ты играешь в Лего. Почему бы тебе не спросить ее, хочет ли она что-нибудь построить.») Когда в общении со взрослыми или сверстниками происходит что-то, что расстраивает ребёнка, он умеет контролировать эмоции и улаживать разногласия, гибко приспосабливаясь к самым разным ситуациям. Если два ребенка затеяли ссору, потому что не могут решить, в какую игру играть, мы надеемся, что оба спорщика обладают навыками нахождения компромисса и подходящего решения проблемы, уверены в том, что навыки помогут им решить спор к обоюдному удовлетворению, и решение будет взаимно приемлемым для сторон. Когда плохая погода заставляет родителей отказаться от долгожданной поездки в парк аттракционов, мы надеемся, что огорчённый ребенок способен выразить его так, чтобы быть понятым, переключиться, смириться с отказом от поездки и принять альтернативный план. Когда ребенок поглощен видеоигрой и пора накрывать на стол к обеду, мы надеемся, что ребенок может прервать её, справиться с досадой и помогать на кухне, имея в виду, что он может вернуться к игре позже. Когда девочка решает сама для себя, что она съест три тефтельки сегодня, а три завтра, мы надеемся, что она может выйти за рамки «черно-белого» мышления («Я собираюсь позавтракать этими тефтелями завтра, поэтому нельзя, чтобы мой брат их сегодня взял и съел») и осознать «серый» компромиссный вариант поведения в новых обстоятельствах («Сегодня я уже завтракала, а он ещё нет… Я могу попросить мою маму сготовить ещё тефтелей…Можно съесть что-нибудь другое на завтрак...»).

Как некоторые дети отстают от сверстников в овладении навыками чтения, а другие так и остаются неуклюжими, так дети, которые «рассыпаются», не овладевают умением распределять внимание и переключать его, не развивают гибкости мышления и остаются неспособными терпеть фрустрацию. Таким образом, главная предпосылка этой книги состоит в том, что дети-россыпи не то чтобы ХОТЯТ быть непослушными, - как если бы ребёнок ХОТЕЛ отставать от сверстников в умении читать. Они затрудняются действовать эмоционально зрелым образом, отстают от ровесников в умении находить компромиссные решения, «застревают», потому что они так «устроены». И, конечно, «рассыпание» этих детей зависит от того, как вы реагируете на их неумения, - мы рассмотрим это далее.

Когда люди говорят, что ребенок «устроен» тем или иным способом, они часто ссылаются на работу детского мозга. Наше понимание этой «работы» еще совершенно элементарно, хотя мы живем во время, когда наука семимильными шагами продвигается вперёд. Поскольку мы многое открываем, популярные прежде объяснения поведения становятся устаревшими. Старые объяснения причин шизофрении и депрессии пали под влиянием убедительных свидетельств существования нейробиохимической предрасположенности к ним, которая часто передается генетически. Человеческий мозг ─ замечательная и необыкновено сложная структура, поэтому дать исчерпывающее и точное руководство к действию психология сегодня не может. Как получилось, что мозг ребёнка не полностью развился в той или иной области? Наука собрала убедительные свидетельства, что нарушения в прелобных и лобных областях мозга и других мозговых структур, связанных с этими областями, могут вносить вклад в ухудшение «исполнительных» мыслительных навыков, часто замечаемые в детях с СДВГ. Как вы прочитаете далее, эти задатки для построения программы действий, способности переключаться с одного намерения на другое, решения проблем, планирования самопроверки, контроля над импульсами ─ являются ключевыми для навыка эмоционально зрелого и способного к компромиссу поведения.

Другие мозговые нарушения, связанные с ингибицией обратного захвата серотонина, связаны с депрессией, а дофаминовые обменные процессы связаны с агрессией и обсессивно-компульсивным синдромом. Нарушения, которые локализованы в правом полушарии мозга ─ как полагает современная наука, - лежат в основе ослабления невербальных навыков, неспособности понимать контекст социального взаимодействия, трудности понимания ситуации в целом, слабости понимания интонационной стороны речи. Как вы догадываетесь, недостаточные невербальные навыки могут вносить вклад в «рассыпание» ребёнка. Наконец, нарушения в определенных областях левого полушария мозга могут воздействовать на речь. Дети с задержкой речевого развития затрудняются выражать свои мысли: они медленно извлекают из памяти нужное слово, им не даётся произнесение вслух многосложных, длинных слов, они путаются в предлогах или падежах и косноязычны. Их речь не льётся свободным потоком, мысли, сгрудившись, не находят выхода, и ребёнок не может озвучить придуманное им решение проблемы, - что многократно усиливает его фрустрированность происходящим.

Достоинством современных достижений науки является то, что мы наконец-то можем отойти от примитивного, как рефлекторная дуга, объяснения проблем детского непослушания. «Он делает это, чтобы привлечь внимание» или «Он мало старается и мог бы добиться большего, если бы он действительно захотел». Сегодня, к счастью, всё реже приходится слышать, что ребенок с СДВГ «намеренно» гиперактивен, импульсивен и невнимателен или что голосовые тики ребенка с синдромом Туретта производятся «для внимания».

Думаю, вы уже поняли главный вывод из моих рассуждений: ребёнок-россыпь таков, какой он есть из-за незрелости его головного мозга, он не «рассыпается» намеренно или умышленно. Вот почему ваша интерпретация его «рассыпания» окажет влияние на изменение его поведения. Иными словами, ваша интерпретация будет руководить вашим вмешательством. Если вы интерпретируете поведение ребенка как спланированное, намеренное и умышленное, если он, по вашему мнению, «упрямый», «манипулирующий», «своевольный», «ищущий внимания», «жестоковыйный», и «вызывающий» и это единственно разумное объяснение происходящего, в которое вы верите, то вы ведёте себя по стратегии «я покажу тебе, кто здесь босс».

Желание переупрямить ребёнка представляется вам абсолютно правильной линией поведения, и скажу вам, что не вы один в это верили и не вы один так себя вели. Скажу также, что не вы один не добились никакого эффекта, придерживаясь выбранной стратегии. В каждой главе этой книги я убеждаю вас обратить внимание на альтернативное объяснение: «рассыпание» вашего ребёнка незапланированное, ненамеренное, это следствие отставания в развитии навыка распределения и переключения внимания, подвижности мышления и способности терпеть ситуацию фрустрации. Направляя свою энергию на борьбу с упрямством ребёнка и доказательство ему, кто босс в вашем доме, вы фактически действуете контрпродуктивно. Является ли современный взгляд лучшей альтернативой? Если это так, то может быть лучше не стараться переупрямить, а понимать поведение этих детей? И имеются ли другие стратегии, которые могут лучше соответствовать потребностям детей-россыпей и семей, которые их воспитывают? Да, да и да.

Для начала познакомьтесь с диагностическими критериями для F91.3, который, как вы прочли в главе 1, является стандартным диагнозом для «рассыпающихся» эмоционально незрелых детей, которые остаются ужасными двухлетками в дошкольном и младшем школьном возрасте.
Вызывающе-оппозиционное поведение, синдром
Продолжительность поведения по крайней мере шесть месяцев, в течение которых присутствуют четыре или более признака:
- часто теряет самообладание, робеет, спорит со взрослыми;
- часто активно бросает вызов или отказывается исполнять просьбы взрослых или правила;
- часто намеренно раздражает других людей;
- часто обвиняет других в своих ошибках или проступках;
- часто раздражительный и легко раздражается другими;
- часто сердит или обижен;
- часто злобный или мстительный
(процитировано по DSM-IV, 1994).
Я не вмешиваюсь в формулировки критериев, потому что я не думаю, что это нужно. Критерии не отдают должного «рассыпанию» как процессу. Они также подразумевают, что протестное поведение является преднамеренным, а я не думаю, что так оно на самом деле.
Моя цель состоит в том, чтобы помочь вам прийти к более точному пониманию поведения вашего ребенка и дать вам точные слова для его описания. Ниже обсуждаются характеристики, которые полезно иметь в виду:

Общие свойства детей-россыпей:
1. Ребенку трудно обуздать волнение, недовольство и любые другие чувства, когда они его переполняют, и особенно в ситуации болезненных переживаний, когда рухнули надежды на то, что будет так, как он задумал. Он не может рассуждать как разумный человек и не способен на поиски компромиссного решения. Фрустрация (вызванная разногласием, изменениями в плане, требованиями переключения) часто ввергает его в состояние истощения душевных сил и внимания, в котором ребенок затрудняется помнить, что такое отстранённое и спокойное отношение, не может оставаться спокойным и перебирать варианты решения проблемы, не помнит, к каким последствиям привело предыдущее «рассыпание» и не имеет доступа к опыту того, как он раньше уже разрешал подобные затруднения. Эмоции переполняют ребёнка, и он остаётся глухим к словам окружающих, которые пытаются успокоить его или предлагают свои варианты решения, не может ни откликнуться на аргументированные, рациональные предложение других, ни предложить компромиссный вариант. Он действует только по-своему и, если его пытаются остановить, реагирует на сдерживание и наказания ещё худшим поведением и яростью.
2. Ребёнок легко отчаивается из-за пустяков и затрудняется пережить смерть и воскресение надежды на что-либо. Ему кажется, что всё безнадёжно испорчено в самых обычных ситуациях. То, что для других детей его возраста тривиальное событие, для которого есть простое и общеизвестное компромиссное решение, для ребёнка-россыпи Событие с большой буквы, потому что является непреодолимым препятствием. Он не верит в себя и не знает, как избежать болезненных переживаний.
3. Ребёнок не только легко отчаивается, он ещё и переживает эмоции безнадёжности происходящего интенсивнее других детей и совершенно неподходящим, по мнению окружающих, способом. По сравнению с другими детьми того же возраста, он или становится чрезвычайно возбуждённым, или эмоционально дезорганизованным, или выкрикивает оскорбления, или набрасывается с кулаками.
4. Его способность адаптироваться к новым обстоятетьствам заметно ограничена, он действует как автомат и кажется неспособным реагировать на изменения планов, распоряжения родителей или новую обстановку так, как другие дети, переключаясь на другую последовательность действий.
5. Склонность думать конкретным, тугоподвижным, «черно-белым» способом. Ребенок не осознает неоднозначности многих ситуаций («Миссис Робинсон всегда плохая! Я ненавижу ее!» вместо «серого» мышления «Миссис Робинсон обычно приятная, но она была в плохом настроении сегодня»). Он руководствуется упрощенными, жесткими правилами, которые усложняют его взаимодействие со сверстниками и взрослыми, может немотивированно настаивать на соблюдении очевидно неприменимых к происходящему правил («Мы всегда выходим на большую перемену в 10:30. Меня не интересует, есть ли сегодня собрание, я выйду на перемену!»)
6. Его «рассыпания» повторяются с завидным постоянством и не поддаются воздействиям воспитателей извне. Он «рассыпается» часто, очень сильно или надолго, «рассыпается» даже под угрозой наказания за «рассыпание» или несмотря на очевидно сильнейшие последствия, - ничто не в силах сдержать его «рассыпание».
7. Эпизоды «рассыпания» происходят неожиданно. Только что он был в хорошем настроении, и вдруг, в самой обыденной ситуации, где фрустрация тривиальна («Накрывай на стол»), он «рассыпался».
8. Ребенок может иметь одну или несколько областей особенного «застревания», например, манера одеваться, приверженность вкусам или запахам, порядок или способ выполнения необходимых действий.
9. Его «рассыпания» не являются единственной проблемой. Их усиливают раздражительность, гиперактивность, импульсивность, беспокойство, навязчивости, непонимание контекста социального взаимодействия, - обычно связанные с другими нарушениями.
10. В то время, как другие дети становятся более раздражительными, когда устали или голодны, дети-россыпи, устав и проголодавшись, чувствуют себя полностью дезорганизованными и разбитыми.

Я надеюсь, что эти неофициальные описания свойств помогут вам сделать первый шаг к пониманию вашего ребёнка и его «рассыпаний». Трудно представить ребёнка, который умышленно вел бы себя так, чтобы заставить других людей постоянно раздражаться на него, отвергать его и наказывать, и который хотел бы быть таким несчастным. Я не думаю, что дети-россыпи ведут себя столь бескомпромиссно специально. Они ведут себя «оппозиционно» только потому, что их не понимают. Дети-россыпи обычно не понимают собственного поведения, и они совершенно уверены, что никто этого не понимает и не поймёт. Это не оставляет им даже во внутреннем мире внутреннем мире уголка, где не было бы фрустрации. Требование родителей, чтобы он ЛОГИЧНО объяснил им своё «рассыпание», приводит ребёнка в ещё большее замешательство.

Диалог родителей и детей-россыпей часто похож на театр абсурда:
Родитель: – Мы говорили об этом миллионы раз… ПОЧЕМУ ТЫ НЕ ДЕЛАЕШЬ ТО, ЧТО ТЫ ОБЕЩАЛ? ЧТО ТЕБЯ ТАК РАССЕРДИЛО?
Ребёнок-россыпь: – Я не знаю.
Родитель (раздражаясь): - Ты не знаешь.
Честный ответ ребёнка обычно усиливает фрустрацию его родителей, однако ребёнок, вероятнее всего, говорит правду. В идеальном мире ребенок ответил бы примерно следующее: - Слушайте, мама и папа, у меня есть небольшая проблема. Вы и многие другие люди постоянно просите меня переключаться с действия А на действие Б, и я не очень хорошо справляюсь с этим. На самом деле, когда вы просите меня сделать эти переключения, я прихожу в замешательство, не хочу ничего менять и начинаю сердиться, а когда я в замешательстве, у меня не получается думать ясно и не получается думать про действие Б. Тогда вы выходите из себя. А я начинаю делать вещи, которые я не хотел бы делать, и начинаю говорить то, что я не хотел бы говорить. Тогда вы, ребята, становитесь еще более сумасшедшими и наказываете меня. Вы пришли, сказали мне сделать и потом наказали меня, так это для меня выглядит. Когда я прихожу в себя и снова начинаю думать ясно, мне становится действительно жаль, что я сокрушил, и стыдно за те гадости, что я вам наговорил.

Увы, мы живем в несовершенном мире. Ребёнок-россыпь редко способен осознать «Я выхожу из себя или, как пишут в книге, «рассыпан», потому что новые обстоятельства привели меня в замешательство» и описать свои трудности. Тем не менее, этот идеальный ответ даёт вам, родителям, разглядеть проблему «рассыпания» и увидеть нисходящую спираль, по которой идёт этот процесс. Большинство эпизодов «рассыпания» проходят по одному и тому же сценарию. Вот что я имею в виду:
...Когда вы просите меня сделать эти переключения, я прихожу в замешательство, не хочу ничего менять и начинаю сердиться, а когда я в замешательстве, у меня не получается думать ясно и не получается думать про то, что вы попросили сделать...

В ранней фазе эпизода рассыпания ребенку предъявляются требования извне, и он вынужден демонстрировать навык, который для него затруднителен (как если бы вам приказали перемножить трёхзначное число на четырёхзначное В УМЕ). Переключаться ему то же самое, что вам умножать без калькулятора, и он испытывает естественное расстройство от своего бессилия сразу выполнить требуемое. В этой ранней фазе внимательный наблюдатель может заметить первые признаки: ребёнок выглядит так, как будто он зашёл в тупик, он в растерянности и, вероятно, чувствует себя оскорблённым.
«Я предлагаю называть эту раннюю стадию эпизода негибко-взрывчатого поведения паровым замком (метафора, придуманная доктором Стивом Дюраном, моим коллегой из Массачюссета), - пишет Росс Грин. - Давайте разовьем тему парового замка, на мгновение представив мозг вашего ребенка, работающим подобно двигателю автомобиля. Присутствие парового замка в двигателях обусловлено чрезмерно высокой температурой. Высокая температура вызывает кипение в топливном проводе, которая не дает топливу поступать в двигатель, что приводит к его остановке. Независимо от того сколько раз водитель нажимает педаль газа или поворачивает ключ зажигания, автомобиль не двинется снова, пока двигатель не остынет. Подобным образом, фрустрация часто вызывает поломку в способности негибко-взрывчатого ребенка думать ясно, заставляя его стать более ошеломленным и менее рациональным. Независимо от того, сколько раз взрослые нажимают на педаль газа ─ крик, брань, убеждение, требование, награждение, наказание или что-то еще ─ ребенок, вероятно, не начнет думать ясно снова до тех пор, пока кто-нибудь не поможет ему остыть. Ребенок, с которым я работал, имел свой собственный термин для этого феномена: мозговой замок. Он объяснил, что он был заперт идеей, и затем имел огромную трудность отпереться, не обращая внимания на то, насколько приемлемы или рациональны попытки других отпереть его. Несколько других детей упомянули эту раннюю стадию как «короткое замыкание», чтобы описать трудность, которую они имеют при нарушающих их мозг коротких замыканиях, чтобы думать ясно и рационально.

Один разбирающийся в компьютерах ребенок рассказал мне, что он хотел бы, чтобы его мозг имел процессор Пентиум, так чтобы он мог думать быстрее и более эффективно, когда он становится фрустрированным. Независимо от того, какой термин вы используете, важной точкой является то, что во время парового замка ребенок еще способен рационально думать; поэтому еще можно предупредить развернутую катастрофу»

В моём переводе здесь и далее по тексту метафора парового замка заменена на «рассыпание».
Недостаток навыка переключения внимания и гибкости мышления и несформированность эмоционально зрелого отношения к ситуациям фрустрации – это отсутствие нити, на которую нанизаны жемчуга. В итоге бусины хранят хрупкое равновесие на ладони, в ласковой и надёжной родительской руке. Распоряжение или требование родителей встряхивает руку и выводит жемчуга на ладони из равновесия.
… тогда вы выходите из себя…

«Теперь мы двинемся к следующей фазе негибко-взрывчатого эпизода: к стадии перекрёстка, - пишет Росс Грин. – Это шанс родителей ответить на фрустрацию их ребенка способом, который облегчает также (1) коммуникацию, решение проблемы сотрудничества, и решение или (2) дальнейшее ухудшение. Как вы вероятно заметили, ваш выход из себя, вероятно, двигал вашего ребенка ближе к «2», чем к «1», потому что выход из себя, вероятно, не уменьшает фрустрацию вашего ребенка или помогает ему думать яснее. К счастью, существует целая вселенная вещей, которые вы можете сделать в этой фазе кроме выхода из себя. Как вы увидите далее.»

В моём переводе здесь и далее по тексту книги, следующий этап в процессе «рассыпания» - родители замечают, что бусины пришли в движение.

…А я начинаю делать вещи, которые я не хотел бы делать, и начинаю говорить то,что я не хотел бы говорить. Тогда вы, ребята, становитесь еще более сумасшедшими и наказываете меня, и становится действительно противно...
«Ухудшающийся негибко-взрывчатый ребенок ни приятное зрелище, ни приятный опыт. – пишет Росс Грин. – Если ребенок ухудшится после точки спасения, он станет полностью разбитым фрустрацией и потеряет свою способность согласованного, рационального мышления. На этой точке, достигается финальная фаза эпизода: расплавление. Другие называют этот феномен «разрушительной яростью». Доктор Даниэль Голман, автор «Эмоционального интеллекта», описывает его, как «нервное нападение». Это означает, что в течение расплавления негибко-взрывчатые дети должны вероятно впасть в их самое разрушительное и агрессивное поведение. Я использую выражение «ментальный мусор», чтобы описать ужасные слова, которые могут выйти из детских уст в течение этих несогласованных моментов. Очевидно, расплавление не оригинальный термин; пойдите на любую игровую площадку, посещаемую двухлетками, и вы услышите от их родителей описание, часто с большим юмором, самого последнего «расплавления недели» их детей. Расплавления негибко-взрывчатых детей часто выглядят очень похожими на расплавления двухлеток. Но родители негибко-взрывчатых детей не описывают расплавления с хорошим юмором. Они выносили их в течение долгого времени, и расплавления стали гораздо более частыми, интенсивными и неподдающимися контролю. Неприятность состоит в том, что никакое обучение ребенка невозможно, пока он находится в фазе расплавления. Фактически, попытки продолжить обучение ребенка, как себя вести, пока он находится внутри расплавления - даже пытаться наставительно беседовать - имеют исключительный шанс повысить его фрустрацию и сделать намного труднее для него восстановление согласованности. Наказание ребенка в течение расплавления имеет потенциал к подпитке его фрустрации и далее, и как вы обнаружили, не может уменьшить шансы расплавления в следующий раз, когда он расстроен.»

В авторизованном переводе, следующий этап, - это жемчужины с шумом летят на пол и рассыпаются во все стороны. Бессмысленно упрекать их за то, что они разметались какая куда, и жаль времени, потраченного на то, чтобы снова собрать из вместе, - проще было не доводить ситуацию до рассыпания.

...Когда я прихожу в себя и снова начинаю думать ясно, мне становится действительно жаль, что я наделал те грубости, и стыдно за те гадости, что я вам наговорил...
«Это утверждение говорит о том факте, что как только последовательность была восстановлена, эти дети часто выражают глубокое сожаление о том, что они сказали или сделали, хотя многие имеют трудность вспомнить события, которые произошли в течение расплавления или что они были так расстроены впервые», - пишет Грин.

В авторизованном переводе, когда жемчуга на ладони оказываются согретыми ласковой родительской рукой, восстанавливается мир и обе стороны испытывают сожаление, - одна, что не смогла удержать, другая, что заставила родителя несколько часов провести в поисках раскатившихся по всему дому бусин.

Итак, только что был дан старт новому способу интерпретации поведения вашего ребёнка и предложена схема, по которой разворачивается эпизод «рассыпания». Польза от схемы в том, что теперь вы видите его фаза за фазой и готовы подумать, где и как родителям лучше вмешиваться. Мы подробно обсудим это в следующих главах.
«Работая с негибко-взрывчатыми детьми, я обнаружил, что большинство родителей прилагает массу энергии в течение или после фазы расплавления, - пишет Грин. – Я мало верю в его продуктивность. Помогайте ребёнку прежде, чем он достигнет точки расплавления, предупреждайте и узнавайте ситуации, которые обычно ведут к паровому замку, так вы сможете вмешаться ДО перекрёстка и ДО расплавления».

В моём переводе здесь и далее по тексту книги, большинство родителей прилагает массу энергии, чтобы ловить падающие бусины в воздухе или пытаться схватить подскакивающие на полу жемчужины. Бросьте гоняться за бусинами, рассыпавшимися по полу. Помогайте ребёнку, пока жемчуга на ладони, предупреждайте и узнавайте ситуации, встряхивающие руку, которая их поддерживает, так вы поможете ему в ситуации, где у него недостаточно навыков, чтобы справиться самостоятельно.

Вы только что получили много новых идей. Чтобы помочь вам усвоить их, я написал небольшое резюме:
Гибкость и устойчивость к фрустрации – навыки, и некоторым детям не получается развить их вовремя так, как это делают сверстники. Внезапные вспышки раздражения, длительные истерики, физическая и вербальная агрессия, часто в ответ даже на самые незначительные обстоятельства очевидно имеют травмирующее, неблагоприятное воздействие на общение со сверстниками и взаимоотношения с родителями, преподавателями, братьями и сестрами, ровесниками. То, как вы их интерпретируете, какими словами называете и как обсуждаете, то есть язык, который вы используете для описания вспышек, отражает вашу веру в стратегию поведения, которую вы выбрали. Я полагаю, что родители хотят помочь ребёнку изменить его поведение, а не победить его и доказать ему, «кто в доме босс». Отказ от вашей старой интерпретации будет также означать отказ от ваших старых родительских практик. Иными словами, помогая вашему ребенку стать более гибким и сговорчивым, вы прежде всего сами должны стать подвижнее и сговорчивее. Это не такая уж неразумная или несправедливая идея, как вам может показаться, - ведь вы уже узнали, насколько тщетны усилия переупрямить ребёнка, который сам по себе «застревающий». Одной из самых важных вещей, которую вы можете сделать, чтобы помочь ему реже «рассыпаться», это интересоваться его трудностями ДО их воплощения на практике.
Любишь бездны - имей крылья.

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 3729
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Поблагодарили: 2888 раз
Re: Невроз

Сообщение Ksyushkin » 15 окт 2017, 06:00

книга "Ребёнок-россыпь"
Глава 3.
"От чего дети "рассыпаются"
В предыдущей главе были названы несколько причин, по которым ребёнок остаётся "ужасным двухлеткой" и не может управлять своими эмоциями в ситуации, когда встречает препятствие (фрустрирован) или новая ситуация требует от него переключения внимания, обдумывания нескольких вводных одновременно или обдумывания совершенно новых вводных. Давайте познакомимся с ними поближе.

Врачи называют причинами "рассыпания" трудный характер, синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ), плохую социальную адаптацию, задержку речевого развития, неустойчивость настроения, тревожность, психологи отмечают также низкий эмоциональный интеллект, а неврологи - дисфункцию сенсорной интеграции.

Примечание ОВ: В данной главе я буду комментировать по абзацам, а не в конце главы.
Трудный характер

Доктор Стэнли Турецки написал превосходную книгу о детях с трудным характером, озаглавленную "Трудный ребенок". Он определяет характер как естественный, врождённый стиль поведения каждого индивидуума и добавляет, что этот стиль поведения является врожденным+ и не формируется окружением.

На базе работы докторов Александра Томаса, Герберта Берча, Стеллы Чэсс и других Турецки описывает девять характеристик детей, чьи трудности связаны с характером: высокий уровень активности, отвлекаемость, высокое напряжение, замкнутость или слабая реакция на новые или неформальные раздражители, слабая адаптивность (плохая реакция на изменения в повседневной жизни), отрицательная настойчивость (сильно проявляемая, стойкая, застревающая), низкий порог чувствительности (например, одежда, которая "причиняет неудобства"), и негативное настроение (изменчивое, раздражительное).
Описывает ли это вашего ребенка? Вот то, что вы уже вероятно знаете: эти особенности характера часто очевидны в той или иной форме в младенчестве (хотя я сталкивался с определённым числом детей, которых описывали как относительно "лёгких" младенцев, но которые стали гораздо более трудными где-то между одним и четырьмя годами). Дети с трудным характером затрудняются принять изменения в повседневной жизни; беспокойны и непоседливы; протестуют, когда впервые знакомятся с новой едой, местами или людьми; могут быть суетливы или жаловаться на боли в животе; у них плохой сон и легко расстраивается пищеварение; сильно реагируют на шум, свет и дискомфорт (голод, холод, мокрые пелёнки и т. д.), и не могут легко успокоиться даже после того, как их потребности были удовлетворены.

Предполагается, что дети с трудным характером так устроены. Я не могу объяснить, почему объяснения становятся намного менее сострадательными, когда такие дети становятся старше. Я часто рассказываю родителям, что их ребёнок-россыпь сегодня - это невропатичный младенец несколько лет назад. Только несколько лет назад они на него молились, а сейчас они от него стонут.

Примечание ОВ: В русскоязычной оригинальной литературе врачи-педиатры пишут о невропатии, одна из лучших книг В.И. Гарбузов "Нервный ребёнок". Л: Медицина, 1990. 176 с. В переводной литературе заслуживает внимания пересказ работы американских детских психологов 1965 года в книге К.Э. Комарова Трудные дети: Инструкция по взаимодействию. Методическое пособие для сотрудников органов внутренних дел. М: Генезис, 224 с.

Как связаны невропатия и "рассыпание"? С моей точки зрения, "рассыпание" это острая форма невропатии. В психологии мало вещей, которые истинны для всех и всегда, и всё же вы увидите, что нервные дети, дети с трудным характером и "дети-россыпи", чьи высшие психические функции созревают с задержкой - это одна и та же психическая реальность. У врачей и психологов есть много диагнозов, которые, как все застывшие формы, ограничивают понимание рассыпания. Читая главу дальше, мы познакомимся с точкой зрения официальной психиатрии и психологии. А пока давайте вместе перечитаем то, что уже сказано в работах В.И. Гарбузова и К.Э. Комарова.

Гарбузов В.И. Нервные дети. Ленинград: Медицина, 1990. 176 с.
с. 106
Невропатия - это врождённая детская нервность. Выраженная при невропатии вегето-сосудистая дистония с повышенным или пониженным слюноотделением, пониженной или несколько повышенной температурой тела, нарушениями функций внутренних органов, чаще желудочно-кишечного тракта, с потливостью свидетельствует о нарушении функции гипоталамического отдела головного мозга, который регулирует жизнедеятельность организма. Это подтверждается измененями на электроэнцефалограмме (ЭЭГ). У 63.2% матерей, родивших детей с невропатией, по нашим данным, имели место тяжёлые переживания в период беременности. Нервничала мать - "нервничал" плод, не случайно невропатия - именно врождённая детская нервность.
Невропатичный ребёнок чаще всего субтилен, грациозен, ловок, в его движения сквозят чувство ритма, порывистость и импульсивность. У него живая мимика, выразительные жесты и поза. У него тонкие, длинные, нервные пальцы. Страдающий невропатией ребёнок чрезмерно подвижен, суетлив, несдержан, но тревожно застывает возле матери при встрече с посторонним.
Реже ребёнок с невропатией диспластичен и малоподвижен, уныл, плаксив, раздражителен и капризен, поскольку он повышенно истощаем, слаб. На его лице - выражение беспокойства или недетской сосредоточенности. У ребёнка с невропатией кожа и слизистые оболочки бледны, под глазами синева, волосы у него тонкие, ломкие, как бы прилипшие к голове, его руки горячие или холодные, влажные.

У ребёнка холерического темперамента невропатия чаще проявляется поведенческими нарушениями - требовательностью, настырностью, негативизмом, протестными реакциями и т.п. Сангвиник с этим диагнозом возбудимый, подвижный, худенький, бледный. У него повышен обмен веществ, понижено слюноотделение (сухость во рту) и т.д. Ребёнок флегматического темперамента, страдающий невропатией, вял, слезлив, предрасположен к неприятным ощущениям со стороны желудочно-кишечного тракта, его спамам, к ларинго- и бронхоспазмам и т.д.

с. 106
Известный советский детский психиатр Г.Е. Сухарева выделила два варианта невропатии: возбудимый и астенический. При возбудимом варианте ребёнок импульсивен, вспыльчив, эгоистичен, двигательно расторможен и чересчур подвижен, шумен и неугомонен. При астеническом варианте он впечатлителен, раним, повышенно обидчив. Он быстро устаёт, истощается и тогда становится капризным, плаксивым. У него часто бывают нарушения пищеварения из-за ферментативной недостаточности, запоры или жидкий стул. Характерный для детей с невропатией экссудативно-катаральный диатез сказывается при астеническом варианте в предрасположенности к стоматитам, заболеваниям верхних дыхательных путей, в нарушениях пищеварения. Родители больше жалуются на болезненность такого ребёнка, чем на его капризность и требовательность.
с. 107
Сложны причины - сложны и неоднозначны последствия. Вот он возбудился и несносен в поведении, вот истощился, сник и вызывает жалость, тревогу за него, за его здоровье и жизнь.

Первая особенность невропатии - нарушения сна. Они отмечаются у ребёнка, страдающего невропатией, с первых месяцев жизни. Спит он только в определённых условиях - в полной тишине, при включённом ночнике, на руках, при покачивании. Сон его чуток, беспокоен. Ребёнок часто просыпается, обязательно с криком, с плачем. Часто у него "спокойная бессонница": он играет ночью, как будто вовсе не нуждаясь в отдыхе, протестует при попытке уложить его, укачать, или страдает, пытаясь уснуть, найти удобное положение в постели. Во сне он мечется, сбивает простынку, сбрасывает одеяло, поминутно с всхлипыванием меняет позу. Поправив одеяло и уложив его нормально, мать через минуту назодит ребёнка лежащим на одеяле поперёк кровати или с ногами на подушке. Волосы у него во сне слипаются от пота. Иногда он путает день и ночь - засыпает только в полночь и спит до полудня. В 1-1/2 года такой малыш отказывается от дневного сна. При астеническом варианте невропатии дети сонливы, но сон их так же беспокоен, как и у возбудимых детей. Сон у невропатичных детей налаживается только к трём годам жизни.

с. 107
Вторая особенность - нарушения вскармливания. Ребёнок с невропатией обычно уже в 1 1/2 месяца отказывается от груди, а если и берёт её, то неохотно, лениво, отвлекаясь. Один скорее играет у груди, чем сосёт. Другой ведёт себя агрессивно, кусает грудь, беспокоен, как будто материнское молоко горькое. Мать такого ребёнка нередко замечает у него злой плач, порывистость движений у груди. Нередко ребёнок с невропатией быстро устаёт при кормлении или теряет интерес к нему. Начинаются переживания родителей, связанные с плохим аппетитом ребёнка. Срыгивания, рвоты, отказ от пищи изматывают родителей ребёнка, страдающего невропатией. Плохой аппетит сохраняется до 7-8 лет. Невропатичный ребёнок не только мало ест, но и плохо жуёт. У него в таком случае мало слюны и ему не проглотить кусок твёрдой пищи. Догадливая мать ставит на стол стакан воды, и ребёнок поминутно запивает еду. На новую непривычную пищу у него бывет рвота, иногда он подолгу отказывается от мяса, от твёрдой пищи или ест что-то одно - или сосиски, или макароны, или хлеб с маслом и сельдью.

Третья особенность невропатии - нарушения дефекации и мочеиспускания. Регуляция физиологических отправлений ребёнка-невропата - постоянная проблема его воспитания. Стул у него учащён, а чаще - задержан. Малыш с невропатией нередко отказывается от горшка и до 2-4 лет при нужде забивается в угол, где и происходит дефекация в штанишки. Мочеиспускание у него, как правило, учащённое, он часто страдает дневным и ночным недержанием мочи (энурез). Иногда отмечается и задержка мочеиспускания.

Четвёртая особенность - контрастность поведения. Страдающий невропатией ребёнок контрастен в поведении, поскольку он физиологически дисгармоничен. Он агрессивен, конфликтен, драчлив, отчаянный спорщик. Его злой и настойчивый плач изводит родителей. Однако такой ребёнок и высокочувствителен, точно улавливает настроение матери. Он робок, но и бесстрашен - может вступит в конфликт, в драку с более сильными и даже с детьми, старшими по возрасту, не думая о последствиях для себя. Он раним и обидчив, но сам же обостряет ситуацию, в которой может быть обижен, он застенчив и назойлив, не переносит шума и шумен сам, истощаем, но жаден до информации и засыпает у телевизора от усталости, чуть ли не поддерживая веки, чтобы не закрывались глаза. Он "вредный", но и бесхитростный. Он боязлив, недоверчив, ему присущ страх нового, но он и крайне неосмотрителен, неосторожен, часто попадает в беду, аутоагрессивен - кусает себя (руки), грызёт ногти, надногтевые валики, равнодушен к тому, что ест и, как говорит мать, "не жалеет себя".

с. 109
Пятая особенность - эмоциональная нестабильность страдающего невропатией ребёнка. Вот он весел и вдруг - гнев, слёзы, надолго испорченное настроение. Родители говорят, что не знают, с какой стороны к нему подойти и какое именно слово или замечание вызовет отрицательную эмоцию, недовольство.

Шестая особенность - чрезвычайная подвижность. Он беспокоен на руках и в постели, а на прогулке вылезает из одеяльца, оказываясь чуть ли не на голове у обескураженной бабушки. Он ухитряется перелезть через сетку кроватки или просовывать голову межу прутьями решётки манежа.

Седьмая особенность при невропатии - убыстрённое психоречевое развитие. Ребёнок учится читать самостоятельно, по названиям сказок и вывескам магазинов, знает много стихов, он прекрасно ориентируется в окружающем: быстро устанавливает, кто есть кто в семье, кого из приходящих в дом родители встречают радостно, кого - с досадой, ловчит, жалуется бабушке на мать, отцу на бабушку, матери на отца. При гостях он охотно танцует, поёт, бойко разговаривает, именно эти дети воспринимаются как вундеркинды. Нередко он начинает говорить столь рано, что взрослые бывают потрясены. Иногда у него отмечается задержка речи, но затем в один прекрасный день его как бы прорывает, и с этого момента он говорит много, грамматически правильно. У невропатичных детей часто наблюдается нечистое произнесение звуков или замена одних звуков другими (дислалия).

Восьмая особенность при невропатии - перевозбудимость вегетативной нервной системы и аллергическая предрасположенность, что приводит нередко к таким осложнениям, как ларингоспазм, астматический синдром. У таких детей обнаруживаются патологические реакции на прививки. Они чутки к переменам погоды, изменениям атмосферного давления и влажности воздуха, отвечая вегетососудистыми кризами на резкие изменения метеоусловий.

Девятая особенность - сверхчувствительность. Невропатичный ребёнок - своего рода принцесса на горошине. Его раздражают складка на простыне, рубчик на трусиках, а тугой воротничок он не терпит совершенно. Часто невропатичных детей беспокоит зуд кожи, волосистой части головы, ушей, промежности, и тогда они расчёсывают себя до крови. Сверхчувствительны они и к запахам, и даже обычные запахи из кухни при приготовлении пищи вызывают у них головную боль и повышенную раздражительность. Шум и яркий свет возбуждают и обессиливают их.

И, наконец, десятая особенность невропатии - частое нарушение терморегуляции. У возбудимых это повышенная температура тела (до 37,2-27,6 по Цельсию), у ослабленных - пониженная (до 36,0 - 36,2 по Цельсию).
При невропатии зачастую имеют место иммунодефицитные состояния, которые выражаются в низкой сопротивляемости инфекциям.
Различаются ранняя форма невропатии, которая выявляется уже с самого момента рождения, и поздняя, которая проявляется с 4-7 мес и протекает тяжелее. При поздней её форме ребёнок в первые месяцы жизни сонлив, "спокоен", а по сути дозревает после родов. Тогда предвестниками невропатии являются атония кишечника с запорами и метеоризмом, вялое сосание, плохое прибавление массы тела и общая пассивность. Далее обычно формируется картина астенического варианта.

с. 111
Будучи симбиотически привязаны к матери, они буквально порабощают её. Мать в конце концов не выдерживает и умоляет близких дать ей передохнуть, уехать в отпуск одной. Ребёнок с невропатией, оставшись без неё, заболевает, несмотря на идеальный уход со стороны отца и бабушки. По возвращении матери он становится более деспотичным, требовательным к ней и бдительным, не отпуская её теперь ни на шаг. Он буквально держится за её юбку, и её рука крепко зажата в его ладошке даже во сне.
Особенно трудны они в период негативизма, который у них начинается раньше - с 2 лет, и длится дольше - до 7-8 лет. Тогда их негативизм с неповиновением, с агрессивной требовательностью, настырностью, неумолимой настойчивостью доводит родителей до невроза.
При невропатии у ребёнка родителей успокаивает только одно - заверение, что к 8-11 годам это пройдёт.
Невропатия чаще проявляется у мальчиков, чем у девочек, у первенцев или поздних детей.

с. 115
Врождённая детская нервность при правильном воспитании проходит к 7-8 годам.

Как же воспитывать детей, страдающих невропатией? Общение с невропатичным ребёнком требует чрезвычайной деликатности и такта.Основные требования - не изнеживать его, не воевать с ним, хотя он непрерывно провоцирует на это, но и не капитулировать перед ним. Если родители начинают кричать на него, он будет кричать ещё сильнее, доходя до неистовства. Следует помнить, что то, что взрослые не воспринимают, такого ребёнка раздражает, непереносимо для него. Работающий с приглушённым звуком телевизор для него, спящего в соседней комнате, - то же самое. что для его родителей бульдозер, работающий под окном спальни.
Родители должны многие мелочи "не замечать", так как жизнь такого ребёнка станет непереносимой, если каждый проступок (а вся его жизнь до 7 лет - сплошной проступок) будет вызывать реакцию взрослых.
Ребёнок с невропатией предрасположен к истерическому типу реагирования. Он, как искусный дипломат, использует любую трещинку в отношениях между членами семьи. Вот он бросается на пол, добиваясь своего. Родители непреклонны. Крепится и бабушка, но её стойкости хватает ненадолго, и она говорит: "Перестаньте мучить ребёнка, уступите ему". А ему только этого и надо. Он кричит и требует ещё настойчивее. Очевидно, что его демонстративное поведение и было рассчитано на бабушку. Как уже говорилось, ребёнок, страдающий невропатией, быстро развивается психически, но эту тенденцию не следует поощрять.
У невропатичного ребёнка плохой аппетит. Для его стимуляции дают солёное, кислое, лекарственные травы, но не следует превращать кормление в некий культ, ходить на голове, чтобы дитя съело "ещё кусочек". Это всегда непедагогично, а при невропатии у ребёнка - и вовсе недопустимо. Пусть он лучше останется полуголодным.
Дети с невропатией нуждаются в диете. Исключаются кофе, какао, шоколад, жареные, острые и пряные блюда, крепкий бульон.
Невропатичные дети страдают бессонницей, однако снотворные препараты им противопоказаны. Такие лекарства вообще не назначают ранее 5 лет. Страдающие невропатией часто дают парадоксальные реакции на снотворные препараты и могут возбудиться, не спать всю ночь после приёма фенобарбтала, димедрола, сибазона. Сон у них нарушен в течение многих лет, но не давать же ребёнку годами снотворное!

Если у ребёнка невропатия, родителям следует проявить терпение. Спокойны родители - спокоен и ребёнок. Спокойствие матери передаётся такому чувствительному ребёнку так же, как материнская нервность. Следует призвать на помощь всё своё благоразумие в отношении к ребёнку, если у него невропатия, так как в данном случае это необходимо как никогда. Если же родители способствуют развитию у ребёнка с невропатией эгоизма, вспыльчивости, непомерной требовательности, истеричности, капризности, они столкнутся с тяжёлыми переживаниями, связанными с отклоняющимся поведением своего ребёнка, когда он достигнет подросткового возраста.
Конец цитаты.
(продолжение следует)
Любишь бездны - имей крылья.

Аватара пользователя
Ksyushkin
Модератор
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 3729
Зарегистрирован: 31.08.2014
Откуда: Республика Крым
Поблагодарили: 2888 раз
Re: Невроз

Сообщение Ksyushkin » 15 окт 2017, 06:06

книга "Ребёнок-россыпь"
Глава 3.
"От чего дети "рассыпаются"
(продолжение)
Многие дети с трудным характером и дети-россыпи имеют психиатрический диагноз СДВГ. Диагноз описывает детей, которых отличает от сверстников невнимательность, непоседливость (гиперактивность), импульсивность в действиях, или всё вышеназванное вместе. СДВГ привлекает значительное внимание исследователей, существует научный журнал, целиком посвящённый нарушениям внимания у детей, подростков и взрослых.
Выходит в Австрии четыре раза в год, с 2008 года http://link.springer.com/journal/12402
ADHD Attention Deficit and Hyperactivity Disorders, на английском языке
Затруднения в поддержании устойчивого внимания, трудность сосредоточения внимания и работы не отвлекаясь, малый объём рабочей памяти, не позволяющий держать в уме последовательность этапов решения задачи или последовательность шагов в инструкции, которая дана человеку, трудности с торможением импульсов, из-за чего ребёнок выглядит моторно расторможенным, чрезмерно разговорчивым, не может дождаться своей очереди, перебивает или навязывает себя другим, - проявляется в результатах его деятельности, практической, социальной и учебной (академической).

С точки зрения сондианы, он слишком настырный s+! и слишком болтливый m+! и постоянно лезет со своей заботой е+! или карабкается куда-нибудь е-! при том, что совершенно не способен учитывать текущую ситуацию и адекватно откликаться на неё hy0 и не может алгоритмизировать ни свои действия, ни действия других k0.
Они могут быть, а могут и не быть у ребёнка со слабой устойчивостью к фрустрации и трудностями с переключением внимания и мышления, - клинической картиной, которая определяет "рассыпание".
С точки зрения сондианы, его мышление цепляется за рас-план р+! как за организующую силу, когда две другие (эмоциональный отклик среды, обратная связь hy0 и восприятие, сосредоточение внимания k0 с рождения в дефиците или бездействуют).
Эмоционально зрелое совладание с досадой (фрустрацией) и разочарованием, а порой и отчаянием требует способности думать чётко и ясно, по алгоритму, с учётом требований ситуации. Именно это не способен делать "ребёнок-россыпь".
Независимо от того, какое сочетание нарушений послужило причиной, наблюдаемый результат - ребёнок в практической, социальной или учебной деятельности реагирует "рассыпанием".
Движение из одной ситуации (например, школьная перемена) в другую ситуацию (например, урок чтения) требует переключения с одного образа действия ("Во время перемены можно бегать повсюду, шуметь и болтать") на другой ("На чтении мы сидим за нашими партами и читаем тихо и самостоятельно").
Если ребенок затрудняется переключать внимание и переключать мышление, велика вероятность того, что он на уроке чтения будет думать и действовать так же, как он ведет себя на перемене, даже после того, как начнется урок чтения. В школе происходит то же самое, что и дома.
Например, когда ребёнка-россыпь, затрудняющегося переключать внимание и мышление, родители просят выключить телевизор и зовут к столу, ведь все садятся обедать. Когда родители настаивают, чтобы их просьба была выполнена немедленно, ребёнок испытывает эмоциональный дискомфорт, с которым в силу эмоциональной незрелости не может справляться, - в результате чего он утрачивает ясность мышления (vague) и реагирует гневом, яростью, плачем, агрессией, то есть "рассыпается". Он ненамеренно непослушен.
Дети-россыпи не в силах выполнять то, что легко делают их успешные в практическом, социальном и учебном виде деятельности сверстники. Им трудно записать в дневник домашнее задание, дома выполнить это задание, приготовить с вечера портфель в школу, - всё это требует усвоенной схемы, твёрдо выученного алгоритма действий, а также планирования деятельности с учётом ситуации (сколько времени есть в распоряжении).
Внимание требуется и для поэтапного контроля за выполнением алгоритма (так вымотанные бессонницей взрослые бормочут себе под нос, что ещё им надо сделать, помогая себе удерживать алгоритм действий в оперативной памяти), и для многократных переключений внимания.
Как мы уже знаем, оно с рождения или в дефиците, или бездействует и достигнет достаточного уровня только когда подкорковые структуры мозга "стимульнёт" половое созревание и гормональная перестройка всего организма. Тогда в пубертате (том самом возрасте 13-14 лет) ребёнок, совершенно неожиданно для взрослых, "берётся за ум" и начинает учиться лучше.
А пока, в первых трёх, пяти, семи классах школы, ему нечем решать задачу переключения внимания с доски в дневник, из учебника в тетрадь, из листа с расписанием занятий на книги и портфель. Всё это этапы деятельности, которые вовлекают слабую функцию переключения внимания и мышления, быстро истощают ребёнка с СДВГ и он начинает избегать их выполнения, уклоняться, саботировать и увиливать, либо старается сразу выкрикнуть ответ с места.
В опроснике для родителей и учителей мы читали попунктно об этом: лезет впереди одноклассников, выстроившихся в очередь, перебивает учителя. Ежедневно и ежечасно ребёнок оказывается нарушителем правил поведения в школе и возмутителем спокойствия, и приносит родителям в дневнике записи о нарушении школьной дисциплины, - так школа становится для него ещё одной трудной, вернее, сплошной Фрустрирующей ситуацией, и круг "рассыпания" замыкается.

Импульсивность

Дети с СГДВ печально известны дезорганизованным, беспорядочным поведением, его ещё называют двигательной расторможенностью, и слабым импульс-контролем, его ещё называют импульсивностью. Импульсивные дети, с которыми я работал, были разными. Одни были импульсивны на словах, другие были импульсивны в действиях, третьи были импульсивны в чувствах. Первую группу я условно назвал "выпаливающие "Нет!"". У таких детей срывается с языка "нет!" каждый раз, когда кто-нибудь просит их сделать что-нибудь.

Восьмилетний мальчик с СГДВ и синдромом Аспергера, который приходил в мой офис раз в неделю, знал, что первые десять минут сессии будут заняты моим разговором с его матерью. Мальчик в этом время играл в комнате для ожидания, и знал, что через десять минут я приглашу его войти в мой кабинет, чтобы играть в игру. Ему нравилось бывать в кабинете больше, чем играть в моей комнате для ожидания, однако каждый раз, когда я открывал дверь и говорил : "О'кей, Том, теперь твоя очередь, входи", он выпаливал в ответ "Нет!" Приблизительно через 30 секунд без каких-либо дополнительных слов с моей стороны он входил в мой кабинет. Его импульсивное высказывание "Нет!" было способом совладания с ситуацией приглашения. Это был его ответ на необходимость выбирать, как отреагировать на приглашение. Для меня скоропалительный ответ "Нет!" Тома означал, что так он даёт людям знать - ему нужно время, чтобы отреагировать подходящим образом.

Вторую группу детей я условно называю "делающие одно и то же". Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, редко настолько просты, что имеют одно прямое простое решение. Большинство проблем многоплановы и имеют разные варианты решений. Другими словами, большинство проблем быстро и просто в одной действие не решаемы. Ребёнок, который откликается на стимул стереотипным действием, располагает "ограниченным репертуаром" действий. Из-за малого объёма оперативной памяти он предвидит одно-два ближайших действия, а не пошаговую последовательность четырёх-пяти действий, не прогнозирует, что его действие окажется неадекватным ситуации, и затрудняется понять, что он сделал не так. Он либо сразу лезет в драку, либо извергает ругательства, либо бросает вещи, - даже тогда, когда способен представить другой способ реагирования и решения проблемы или прочесть о нём.

Дефицит оперативной памяти

Оперативная память (или рабочая память, working memory, может быть словесной, образной и памятью на физические действия) помогает нам решать многоуровневые задачи. Вы решаете многоуровневую задачу когда ведете автомобиль, потому что вы смотрите на дорогу перед собой, обращаете внимание, не превышаете ли вы скорость, отслеживаете, что вокруг вас делают автомобили, слушаете радио, и думаете о делах, которые вы запланировали на вечер. Трудности с оперативной памятью выглядят так: этот ребёнок "способен держать в уме только одну-единственную мысль". По аналогии с работой за компьютером, это пользователь, который умеет открывать только одно "окно" и умеет работать только в одном компьютерном приложении.

Джек, четырнадцатилетний мальчик с СГДВ, который выкрикивает ответы на уроках, пояснил мне: "Если ждать до тех пор, пока меня спросят, я забуду, что я хотел сказать. А если пытаться помнить, что я хотел сказать, я не улавливаю о чём идёт обсуждение вокруг, которое продолжается. Когда я говорю ответ сразу, получается лучше всего, - если ждать, я или не знаю что отвечать или даю ответ, который давно уже никому не нужен".

Дети, чей объём оперативной памяти мал, обычно ведут диалог, где честно сообщают родителю о своём затруднении:
Родитель: Я сегодня немного спешу. Заканчивай свой завтрак, клади тарелки в раковину и приготовься к школе.
Ребёнок: Но я ещё не доел.
Родитель: Почему бы тебе не захватить яблоко или что-нибудь еще. Давай, поторопись! Я должен забросить кое-что на почту по пути!
Ребёнок: Я не могу сделать этого!
Родитель: Ты не можешь сделать что? Почему ты всегда делаешь это, когда я спешу? Только в этот раз не мог бы ты, пожалуйста, сделать то, что я говорю без спора?
Ребёнок: Я не знаю, что делать!
Родитель: Я только что сказал тебе, что делать! Не раздражай меня сегодня!
Ребёнок: (истерика).

Ребёнок, который затрудняется переключать внимание и мышление, работает медленно. Ему нужно время, чтобы перейти от одного открытого окна в компьютере к другому.Ребёнок, который НЕ имеет проблем с объёмом рабочей памяти и НЕ затрудняется переключать внимание и мышление, работает - продолжая аналогию с компьютером, - в нескольких программах одновременно. На его компьютере открыто приложение "определение проблемы". Он открывает файл и начинает определять, что за проблема перед ним. Прежде чем решить проблему, вам нужно идентифицировать её. Вторая программа, которая открыта в отдельном окне, помогает ребёнку искать в архиве записей сведения о том, как он решал такие проблемы в прошлом, какие удачные и какие безрезультатные действия он совершал, чтобы решить такую же проблему раньше. Окно, где идёт идентификация проблемы, продолжает оставаться открытым, ведь оно необходимо для размышлений. Третья программа продолжает нить ваших рассуждений, вы сопоставляете прошлый опыт с сегодняшней ситуацией, в третьем окне программа ищет ответ на вопрос, какое из возможных решений этой проблемы будет работать лучше всего при существующих обстоятельствах? Естественно, нет смысла работать в окне прогноза, если вы не знаете, как определить проблему и как вы решали раньше подобные проблемы.

Ребёнок, у которого дефицит рабочей (оперативной) памяти, не способен работать в трёх окнах одновременно, и его процесс продумывания решения останавливается, компьютер "зависает".


Примечания ОВ

В тесте Векслера информацию об объёме рабочей памяти и способности переключать внимание и мышление дают два субтеста. Первый называется "Цифровые ряды", которые просят воспроизвести в прямом и обратном порядке, второй "Арифметический", где нужно решать в уме арифметические задачи. В психиатрическом клиническом интервью mini-mental применяется метод, просят от 100 вычитать по 7. Для детей существует упрощённый вариант mini-mental, называние букв алфавита в прямом порядке, отсчитывание от 20 в обратном порядке, отсчитывание от 1 до 40 через три единицы.

Эмоционально незрелый ребёнок, "ужасный двухлетка", испытывает в ситуации "зависания" острейшее чувство досады, его восприятие теряет границы, в том числе и границы дозволенного и недозволенного поведения, и он "рассыпается". Кричит, ломает карандаш, рвёт тетрадь, пинает ногой учителя и т.д.

Рассыпание

У некоторых людей существует способность диссоциации, отделения эмоций от мыслей, в психологии это иногда называют психологической защитой "изоляция аффекта", навык бесстрастного, холодного, безэмоционального взвешивания альтернатив. Навык изоляции аффекта позволяет тренированным взрослым рационально и логически обдумывать решения проблемы в стрессовой ситуации. Дети не умеют сознательно "отставлять в сторону эмоции". Они эмоционально вовлекаются в стрессовую ситуацию и не могут начать думать ясно, пока не выплеснут чувства в крике, плаче, агрессивном действии, не отреагируют их в оскорблениях или самоповреждающем действии. У детей может быть в голове готовое знание о том, как решается проблема (вне стрессовой ситуации, в спокойных условиях они могут продемонстрировать это знание в действии), но в момент, когда родитель сердится на ребёнка и эмоции накаляются, дети откликаются на эмоцию взрослых, вовлекаются эмоционально в стрессовую ситуацию и их мышление становится дезорганизовано аффектом. Вот как это выглядит в жизни:
Родитель: Пора заканчивать играть в Nintendo и готовиться ко сну.
Ребёнок, отвечая больше эмоциями, чем разумом: Черт возьми! Я прямо в середине важной игры!
Родитель: Ты всегда прямо в середине важной игры. Иди спать! Сейчас же!
Ребёнок: Чёрт возьми! Ты заставил меня провалить игру!
Родитель: Я испортил твою игру? Залезай в свою койку, пока я не испортил что-нибудь еще!
Ребёнок: (истерика).

Как демонстрирует этот диалог, ваша вспыльчивость и ваше желание настоять на немедленном выполнении вашего указаниям эмоционально "перегрузили" ребёнка. Он не смог выдержать нагрузку имеющейся досады (из-за происходящего в игре), отреагировать на изменение ситуации (ваше требование для него - новость) и справиться с новой досадой (вы не сочувствуете ему, вовлечённому в игру) и гневом на вас (из-за вас он отвлёкся и не смог уделить должное внимание игре). Управлять своими эмоциями он не может, думать рационально не способен, - в итоге отреагирует эмоции истерикой.

Я часто рассказываю детям-россыпям, их родителям и учителям, что терапия "рассыпания" преследует две цели.
Цель номер два: думать ясно во время фрустрации.
Цель номер один: оставаться достаточно спокойным, чтобы достичь цель номер два.

Неспособность к невербальному обучению

В некоторых случаях социальное функционирование ребенка настолько отличается от общепринятого, что возникает подозрение на заболевание - нарушение общего развития, аутистический спектр расстройств или синдром Аспергера. Помимо заметной задержки в формировании адекватных форм социального взаимодействия, эти расстройства отличаются избеганием контакта глаз и задержкой в развитии коммуникационных навыков, механистичными и стереотипными, застревающими интересами, деятельностью и поведенческими реакциями.

Неспособность к невербальному обучению (Non-verbal Learning Disability, NVLD) это отставание в освоении неречевых компонентов поведения: интонации, мимики, жеста, представлений о границе своей и чужой территории, о границах дозволенного поведения.

Ребенок с таким нарушением легко путается в оценке поведения других людей, но, в отличие от детей, имеющих синдром Аспергера, нормально аффективен, т.е. способен расплакаться или рассмеяться, одним словом, адекватно выразить свои эмоции в соответствии с ситуацией.

Синдром Аспергера (Asperger's syndrome) назван по имени австрийского педиатра Ганса Аспергера, впервые его описавшего. Характерная особенность этого синдрома - нормальное или высокое развитие интеллекта, но слабо развитые социальные навыки. У таких детей отсутствует или слабо развита способность понимать и чувствовать подтекст социального взаимодействия; мимику, жесты, особенности интонаций. У них могут возникать трудности в выражении собственных эмоций. Из-за этого эмоциональное и социальное развитие таких детей происходит позже обычного.

По причине недостаточного понимания социального подтекста они затрудняются в правильном определении дистанции со сверстниками и взрослыми, не признают иерархии и авторитетов. Еще одна характерная для них особенность - это странность речи. Например, очень педантичная манера разговора, использование более формального и структурированного языка, чем того требует ситуация. Распространённым, но не универсальным признаком данного синдрома, является буквальное понимание сказанного. Наконец, третья особенность - это феноменальная память в области, которая представляет для ребенка интерес. Сам Аспергер называл своих пациентов маленькими профессорами.

Невербальная учебная неспособность привлекает пристальное внимание исследователей и соотносится с синдромом, в котором дети имеют в тесте Векслера "два этажа", где результаты субтестов невербальной шкалы хуже, чем результаты вербальной. Дети с этим синдромом справляются со школьными нагрузками за счёт механического заучивания материала, мыслят конкретно, не умеют взаимодействовать (кооперировать свои усилия) с другими детьми и навязывают другим детям свои представления о том, как следует решать проблему. Смена привычной обстановки часто заставляет этих детей впадать в состояние эмоциональной дезорганизации.

Пример.
Ребёнок (в машине, не узнаёт привычного пейзажа): Папа, это не та дорога, которой я обычно иду домой.
Отец (управляя машиной): Я думал, что на этот раз мы поедем другой дорогой, чтобы выиграть время.
Ребёнок: Но это неправильная дорога!
Отец: Я знаю, что это не та дорога, которой мы обычно ездим, но так будет даже быстрее.
Ребёнок: Мы не можем ехать этой дорогой! Это не то же самое! Я не знаю этой дороги!
Отец: Подумай, не слишком ли много внимания для того, какой дорогой ехать.
Ребёнок: (истерика).

Примечание ОВ
Для сравнения американская статья Like Father, Like Son: Periventricular Nodular Heterotopia and Nonverbal Learning Disorder которую подготовил коллектив авторов Marcia V. McCann, Stephen J. Pongonis, Meredith R. Golomb, Mary Edwards-Brown, Celanie K. Christensen and Deborah K. Sokol J Child Neurol 2008 23: 950
Серое вещество нашего мозга образует кору, а миелинизированные аксоны, словно изолированные кабели, располагаются под поверхностью. Но не всегда. Перивентрикулярная (нодулярная) гетеротопия (periventricular nodular heterotopia, PNH) – редчайшее нарушение миграции нейронов, при котором островки клеток остаются возле желудочков, в толще белых волокон.

Гетеротопия серого вещества - сложная патология с различными причинами. Классическая билатеральная форма ассоциирована с нарушениями в человеческом гене филамина А - Human Filamin A gene (FLNA). Х-сцепленное нарушение - bilateral periventricular nodular heterotopia (BPNH), которое характеризуется BPNH у женщин пренатальной гибелью или более тяжелым фенотипом у особей мужского пола.

Описывают авторы статьи случай Like Father, Like Son (теперь вам понятно, почему исследованы папа и мальчик, девочки гибнут) где у обоих есть генетическое заболевание и у обоих – расстройство переработки визуально-пространственной информации. Авторы статьи делают вывод о том, что у обоих похожие дефициты переработки визуально-пространственной информации: "We present a father and son with bilateral periventricular nodular heterotopia and similar visual-spatial learning deficits, consistent with nonverbal learning disability".

В сондиане мы говорили бы про визуально-пространственный интеллект, и увязывали бы его с hy.
В статье указывается, что социальная неуклюжесть и отца, и мальчика, была однотипной: similar visual-spatial learning deficits, consistent with nonverbal learning disability. То есть, и межличностный интеллект пострадал у обоих тоже. В сондиане мы говорим о hy как о составляющей межличностного интеллекта, обеспечивающей эмоциональный отклик на ситуацию и обратную связь о состоянии других.

Диагноз про "невербальное нарушение обучаемости" в российской научной школе обсуждают как дефициты в работе правого полушария головного мозга.

Американскому nonverbal learning disability в новейшей литературе не особо везёт, - его до сих пор называют противоречивым, малоизученным и т.д. Выборки невелики, и примером из новейшего может быть только такая работа, опубликованная в журнале Child neuropsychology : a journal on normal and abnormal development in childhood and adolescence осенью 2016 года. Журнал выходит с 1995 года в Англии, четыре раза в год.

В статье Social functioning using direct and indirect measures with children with High Functioning Autism, nonverbal learning disability, and typically developing children сравниваются контрольная группа, высоко функциональный аутизм и невербальная необучаемость, High Functioning Autism (HFA) or nonverbal learning disabilities (NLD), 38 детей, 36 и 31 ребёнок соответственно, и делается вывод о том, что обе группы с диагнозами не распознают невербальные сигналы в поведении. Если вдобавок к этим [правополушарным, добавлю от себя] проблемам у ребёнка были ещё и лобные, то есть нарушения тех самых executive functions, то социальное взаимодействие вообще превращалось в катастрофу. Вывод статьи, - для дальнейшего изучения эту невербальную необучаемость надо объединять с высоко-функциональным аутизмом в одну группу.

Речепорождение

Как мы узнаём, что ребенок затрудняется "переключать" своё внимание и мышление и потому действует не так, как ожидают от него взрослые? Он говорит нам об этом! Это удачный поворот дела. Неудачный состоит в том, что ребёнок не формулирует, в чём именно состоит его трудность, а нам хотелось бы, чтобы он быстро, чётко и ясно нам о ней сказал.

Давайте послушаем диалог:
Родитель: Пожалуйста, выключи телевизор и иди обедать.
Ребёнок: Нет! Моя передача еще не закончилась!
Родитель: Выключи телевизор и иди обедать сейчас же!
Ребёнок: Я не могу прийти!
Родитель: Что значит, ты "не можешь прийти"? Обед остынет! Марш за стол!
Ребёнок: Заткнись!!! (истерика)

Ребёнок сказал о своей трудности словами "Я не могу прийти!", а родитель не догадался, о каком затруднении сообщает ему ребёнок.

Много видных теоретиков, - Выготский, Пиаже, и Лурия, - подчёркивали важность речи в развитии мышления и вклад речи в отражение, саморегуляцию, целеполагание, решение проблемы и управление эмоциями. Как вы уже сообразили, дети, менее успешные в понимании речи, классификации понятий, в сохранении текущего и предыдущего опыта (в речи), в поиске решения (в речи), или самовыражении (через язык), менее успешны в совладании с фрустрирующей ситуацией и эмоциональной дезорганизацией.
Задержка речевого развития сочетается с эмоциональной незрелостью и "рассыпанием" по-разному. Давайте рассмотрим языковые навыки по порядку.

Понимание речи
Дети, которые с трудом понимают обращённую к ним речь, часто приходят в замешательство и не знают, как реагировать, потому что не поняли того, что услышали. Трудно (быстро) сформулировать (подходящий) ответ для данной (новой) ситуации, когда вы не полностью поняли, что вам сказали. Аудиальное восприятие информации (на слух) и осмысление воспринятого на слух может быть ограниченным по причине задержки речевого развития.

Примечание ОВ
"Ребёнок-неслух"

Дети все разные, конечно. В подавляющем большинстве случаев трудности для родителей создают младшие дошкольники, и детское непослушание очень близко к тому, что раньше называли "неслух" и "бестолочь", сейчас умными словами это называется функциональный дефицит слухоречевой переработки информации (левая височная доля головного мозга) и функциональный дефицит лобных долей (из-за их незрелости не формируется переключение внимания, его концентрация, способность планировать свои действия и предвосхищать результат своих действий).

На приёме чаще всего можно видеть сочетанную нейропсихологическую патологию ребёнка (И неслух, И бестолочь) плюс ситуация неопытности родителей. Там банально одной консультации достаточно, работа простая, двадцать минут общения с родителями и наблюдения за ребёнком, если причины в слухоречевом processing, то есть объём внимания "со слуха" пока мал или память слуховая пока не работает в полную силу, тогда родительское обращение для ребёнка "журчит", как поток воды, смысл уже не ухватывает ребёнок из сказанного. Мама, например, может говорить ему длинными предложениями по 6-7 слов: "А давай мы теперь с (имя) пойдём игрушки собирать, да?" или "Возьми гоночную машинку и принеси покажи маме", а у ребёнка объём оперативной переработки 2 слова. В лучшем случае три.

Тогда психолог на глазах неопытных родителей проводит "сеанс магии с её последующим разоблачением": капризный, непослушный, упрямый ребёнок выполняет ВСЕ до единой просьбы психолога, - ведь он жаждет интересной совместной с родителями наполненной заботливым вниманием к нему игры, а сути игры в "журчании" родительской речи разобрать не может,
психолог говорит родителям, - не вижу причин брать ребёнка в терапию, идите домой,
родители говорят: "Это он только с вами играет так, со всеми и всегда он капризничает", психолог рассказывает, что говорил с ребёнком двусложными фразами: "Покажи машинки. Где гоночная? Возьми машинку. Иди сюда. Хочешь конструктор?", был понят ребёнком, отлично поиграл с ним в конструктор (проверяя заодно визуально-пространственные возможности и планирование, которые полностью сохранны) до конца сессии на глазах изумлённых родителей, потому что поводов для "непослушания" за час ни одного не было, сотрудничает психически здоровый ребёнок. Вот и весь фокус, правильно обращаться к ребёнку-неслуху. Для других детей другие тонкости есть, главное желание родителей понимать своё родное дитя.

Алекситимия

Некоторые дети прекрасно понимают речь, но затрудняются соотнести происходящее здесь и сейчас с опытом, имеющимся в памяти. В случае дефицита номинативной (назывательной) функции речи они не имеют названий для того, что с ними случилось раньше, и не пользуются словами, чтобы обозначать ситуации социального взаимодействия в прошлом и классификации переживаний и имеющегося опыта. В случае дефицита понимания оси времени, они не имеют сформированного представления о том, что значит "до того", "после того", сначала и потом, позавчера, вчера, сегодня, завтра, послезавтра, не понимают, как устроен календарь и не помнят, в каком порядке сменяются времена года.

Примечание ОВ

Парадоксально, однако развитие способности удерживать в умственном плане идею оси времени формируется не раньше, чем сформированы скоординированные движения ребёнка. В работе Елены Владимировны Максимовой, которая занимается коррекцией асинхроний развития, особенно у детей с расстройствами аутистического спектра, и в работе А.С. Семенович, дано исчерпывающее объяснение данного феномена.

Существует группа детей-алекситимиков, которые затрудняются в определении, какая именно эмоция сейчас окрашивает их настроение, если ребёнок не знает, как он чувствует себя в данный момент, ему вспомнить, как он ранее реагировал, когда он чувствовал себя так же. В частном случае фрустрации, - покраснение лица, возбуждение, напряжение, гневная вспышка, истерика и так далее - ребёнок или не распознаёт свои чувства, или не может сказать вам, что он чувствует то же, что раньше в подобных ситуациях. Я работал со многими детьми, которые не имели даже элементарного словарного запаса для описания их эмоций. Элен, семи лет, о которой вы прочитаете больше в главе 4, была таким ребенком:
Я: Элен, что делает тебя счастливой?
Элен (после длинной паузы): Я не знаю.
Я: Хорошо. Тогда что заставляет тебя расстраиваться?
Элен: (пожимает плечами)
Я: До того, как ты пришла сегодня, твоя мама рассказала мне о том, как она рассердилась на тебя, когда ты оставила твою одежду на полу в твоей комнате. Что ты чувствовала, когда она ругала тебя?
Элен: Я не знаю.
Я: Гм. Из того, что я слышал, ты очень расстроилась и выбежала из дома, когда она отругала тебя. Ты не знаешь, что ты чувствовала?
Элен (после длинной паузы): Расстроенная?
Я: Когда ты говоришь, что была расстроенная, что ты имеешь в виду?
Элен: Я не знаю.

Дети-алекситимики, подобные Элен, имеют ограниченный репертуар "чувственных слов", потому что у них задержка речевого развития. Они могут использовать другие слова, "Я ненавижу тебя", "Заткнись", "Отвяжись" или нецензурную лексику, не потому что выбрали из своего богатого словарного запаса именно эти, оскорбительные выражения, с намерением оскорбить родителя, а потому, что их словарный запас для выражения своих эмоциональных переживаний крайне скуден.

В сондиане этот момент понимается тоньше, там ещё дифференциальная диагностика нужна с внутриличностным интеллектом, способностью размышлять о своём внутреннем мире (а не только скудный словарный запас). Впрочем, и письменная речь, и мир чуткости к другим и к себе это в сондиане одно и то же смысловое поле h-.

Поведенческие нарушения

Я: Джордж, я понимаю, что ты расстроился из-за футбола вчера.
Джордж: Да.
Я: Что случилось?
Джордж: Тренер вывел меня из игры, а я не хотел уходить.
Я: Я понимаю, ты сказал ему, что ты очень рассержен.
Джордж: Да.
Я: Я думаю, что это, вероятно, хорошо, что ты сказал ему. Что ты сделал затем?
Джордж: Он не вернул меня обратно, поэтому я пнул его.
Я: Ты пнул тренера?
Джордж: Да.
Я: Что случилось потом?
Джордж: Он выгнал меня из команды.
Я: Мне жаль слышать это.
Джордж: Я даже не пинал его сильно.
Я: Я предполагаю, что это было неважно, как сильно ты пнул его. У меня только возникает вопрос, можешь ли ты думать о чем-то еще, что ты мог бы сделать, когда ты рассержен, кроме того, чтобы пинать тренера.
Джордж: Как это?
Я: Я не знаю; я не был там. Можешь ли ты думать иногда, когда ты рассержен и сделал что-то, что закончилось лучше, чем исключение из футбольной команды?
Джордж: Нет.
Я родителям: Вспомните, реагировал ли Джордж когда-нибудь на расстройство подходящим образом?
Отец: То, что вы сейчас имеете в виду, нет.
Мать: Но это никогда не было так плохо.
Я: Что вы имеете в виду?
Мать: Когда он был меньше, он не ругался при нас, как он делает сейчас.
Я: Что он делал вместо этого?
Мать: Вместо "Заткнитесь!" он кричал, например, "Я ненавижу вас!" или "Я хочу убить вас!"
Я: Но когда он был расстроен, он никогда не говорил, например: "Я не знаю, что делать", "Это беспокоит меня" или "Мне нужна помощь"?
Отец: Вовсе нет.
Мать: Никогда. Есть ли какая-то надежда?

Примечание ОВ

Импульсивное действие Джорджа (он пнул тренера) учителя могут расценить как единичный поступок (неподчинение указаниям), или как неадекватное норме отношение (негативизм, oppositional defiant disorder), или как неадекватное норме поведение (нарушение поведения, conduct disorder). От квалификации до психиатрического диагноза - один шаг.
В исследовании, которое я цитирую ниже, психологи искали ответ на вопрос, СДВГ с эмоциональными нарушениями и с поведенческими нарушениями - это одна и та же или две разных клинических картины? Оказывается, две разных.
Journal of Attention Disorders, Volume 12 Number 2, September 2008 126-134
2008 Sage Publications
https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17934178
ADHD With Comorbid Oppositional Defiant Disorder or Conduct Disorder: Discrete or Nondistinct Disruptive Behavior Disorders?
Daniel F. Connor, University of Connecticut Medical School
Leonard A. Doerfler, Assumption College
Исследователи проинтервьюировали 200 мальчиков и подростков, средний возраст детей 10 лет плюс минус три года, страдающих СДВГ. Всех детей разделили на три группы. В первой было 65 детей с СДВГ, во второй 85 детей, диагностированных как СДВГ сочетанное с негативизмом, а в третьей было 50 детей, диагностированных как СДВГ с нарушениями поведения.

(Если вы помните, Росс приводил три группы импульсивности своих пациентов. В США дети, которые выпаливают "Нет!" и ограничиваются сопротивлением на словах, по традиции относится к эмоциональному нарушению, негативизму, а группа детей, которые стереотипно реагируют тем, что лезут в драку, по традиции относится к нарушениям поведения. Чётких и однозначных критериев для диагностики, отношение это или поведение, НЕТ, всё зависит от профессиональной квалификации наблюдателя.
Плюс к этому, в ситуации "неясности" педколлектив школы склонен приписывать детям более "тяжёлую" патологию, видеть психиатрические нарушения вместо психологических особенностей.

В цитируемом исследовании в дополнение к интервью родитель, учитель и клиницист оценивали ребёнка с помощью шкал. Результаты показали, что уровень делинквентности (склонности к незаконным, противоправным действиям), агрессии и тяжесть симптомов в трёх группах детей с СДВГ были разными.
Дети с нарушенным поведением из третьей группы (то, которое conduct disorder и в диссертации А.Р. Агрис переведено калькированным "кондуктивным расстройством") были по симптоматике "тяжелее" детей из второй группы, которые с негативизмом, и группа детей с "только дефицитом внимания" имела самые лёгкие симптомы.

Интервью выявило также, что дети из "самой трудной" группы, где неадекватное ожиданиям социума, "нарушенное" поведение сочетается с нейропсихологическим дефицитом, СДВГ, отличались от двух других групп. Учёные признают, что эмоциональная реация протеста, негативизм в общении это одна клиническая картина, а импульсивные и зачастую агрессивные действия это другая клиническая картина.

Отдельно оговорено, что "Several limitations of our study should be noted. Ours was a clinical sample referred for treatment and largely Caucasian from intact families" исследовали пациентов европеоидной расы и распространять на всех детей выводы учёные не берутся.

Так почему это даёт две разных клинических картины? Это уже вопросы концептуальные, как увязать воедино пёстрые эмпирические данные (не все психологи это любят и умеют). Попробую предложить объяснение. В основе одной (негативизма) лежит отрицание, в основе другой (кондуктивного расстройства) лежит отреагирование. Разница между denial и acting out это разница между двумя различными по механизму психологическими защитами против дезорганизующего влияния аффекта.

То, что в английской номенклатуре называется oppositional defiant disorder (ODD), по-русски называют негативизмом, и он существует в двух формах: ситуативная реакция и устойчивая форма реагирования, то есть черта характера.

В "Словаре психологических защит" негативизм, поведение, трактуется как (oppositional defiant behavior) - совладание путём поведения, отрицающего социальные нормы взаимодействия. Наиболее часто при негативизме игнорируются правила общения с авторитетными, властными или родительскими объектами, и указывается, что это разновидность отрицания.

Отрицание (denial) - механизм бессознательного отказа признать некоторые болезненные аспекты внешней реальности или субъективных переживаний, очевидные другим людям.

Отрицание-отказ (denial) - совладание путём отказа признать существование очевидных другим людям мыслей, чувств или аспектов ситуации. Например, мать через несколько дней после свадьбы дочери утверждает в телефонной беседе, что неделя прошла как обычно, и ничего особенного не случилось. Способность адекватно оценивать реальность в целом сохранна.

Отрицание психотическое (psychotic denial) - совладание путём отказа признать некоторые болезненные аспекты внешней реальности или субъективных переживаний. Способность адекватно оценивать реальность в целом утрачена.

Отрицательные фигуры речи (negation) - совладание путём введения в речь оборотов с отрицательной частицей НЕ. Разновидность психологической защиты по типу отрицания.

Проблема соотношения натуры и характера, нейропсихологических особенностей и устойчивых паттернов поведения или соотношения нейропсихологических особенностей и симптомов, проявляющихся вне зависимости от ситуации и от партнёра взаимодействия, в школе, дома, в общении со сверстниками, с младшими и со взрослыми, - нелёгкая задача.

У эмоционально зрелых людей отрицание - один из возможных способов совладания с дезорганизующим воздействием аффектов и влечений. У "лобных" детей это - единственный способ. Denial это "визитная карточка" ребёнка-россыпи и взрослого, который был когда-то таким ребёнком.

Отношение "анти" к словам взрослых (пресловутый негативизм) требует одного терапевтического вмешательства, а импульсивные, непродуманные действия - другого терапевтического вмешательства.

Отреагирование (отыгрывание) (acting out) – совладание путём автоматических действий и поступков, которые заменяют собой переживание, обсуждение, размышление. Это определение шире принятого в психоанализе понятия отыгрывания как компульсивной реакции на эмоциональный конфликт в процессе психотерапии. Отыгрывание это вид примитивной компенсации.

Терапевтическая тактика здесь очевидна – одним родителям надо помогать увидеть, что именно отрицает их ребёнок, догадываться, какие притязания и какое бессилие в ситуации заставило его прибегнуть к отрицанию. Другим родителям необходима помощь в социализации ребёнка, потому что за его агрессивными действиями - простота, до глупости.

Эмоциональный фон

Хроническая раздражительность

После долгого рабочего дня я обычно голоден и веду себя как усталый, эмоционально опустошённый и раздражительный тип. Любые проблемы и расстройства - даже те, которые требуют минимального включения, - кажутся мне непреодолимыми препятствиями. На мой взгляд, у большинства из нас бывает раздражённое, возбуждённое и усталое настроение; если мы успешны, эти виды настроения относительно кратковременны, и люди вокруг нас знают, что делать, чтобы помочь восстановить наше "нормальную работоспособность".

Но есть люди, включая и детей, чьи нервы находятся в раздражённом, возбуждённом, расшатанном, утомлённом состоянии ежеминутно. Это хроническое недовольство мешает откликаться на разные ситуации взаимодействия так, как делают те, кто способен легко переключать внимание и мышление, справляться с моментами досады, сдерживать импульсивные реакции и предвидеть дальнейшие возможные действия в ситуации крушения надежды - фрустрации, и тем самым утяжеляет клинику "рассыпания", которое мы выше определили как vague, утрату способности думать ясно.

Хмурые и вечно недовольные дети, что их угнетает и отчего они подавлены? Мрачное настроение и угрюмость ребёнка некоторые специалисты называют детской депрессией, хотя фактически это либо чувство несчастливости, либо цепь ситуаций, каждая из которых вызывает гневливый или раздражительный отклик. Некоторые дети-россыпи, отличающиеся возбуждённым и крайне нестабильным настроением, диагностированы психиатрами как маниакально-депрессивные дети, в современной психиатрии это диагноз биполярного рассстройства. Эмоциональный фон недовольства психиатры называют "плохой СДВГ" или "СДВГ плюс депрессия".

Примечание ОВ

Об этом был пост http://pikabu.ru/story/rebyonokrossyip_4714082 с примерами на то, что теперь (Росс Грин писал свой текст в 1998 году, новое диагностическое руководство вышло в 2013) называется "Деструктивное расстройство дисрегуляции настроения (disruptive mood dysregulation disorder, DMDD) было предложено включить в классификацию в ответ на длящиеся уже не менее десяти лет дискуссии о правомерности считать постоянное чувство раздражительности у детей основным симптомом биполярного расстройства в детском возрасте". Цитата отсюда http://psychiatr.ru/magazine/wpa/35/648

Мать: Майк, почему ты такой угрюмый? На улице прекрасный день. Почему ты дома?
Майк (тяжело опускается на стул, взволнован): Ветер.
Мать: Ветер?
Майк (более возбуждённо): Я сказал - ветрено. Я ненавижу ветер.
Мать: Майк, ты мог бы сыграть в баскетбол, поплавать на улице+ ты так расстроен небольшим ветром?
Майк (очень возбуждён): Слишком ветрено, черт возьми! Оставь меня одного! (истерика)

Независимо от занятой психиатром позиции, в моем опыте - и исследования моих коллег подтверждают данное впечатление - дети, в чьём поведении прослеживаются симптомы биполярного нарушения, более ослаблены психосоциально, сильнее нарушены и в долгосрочной перспективе имеют худший прогноз, чем дети только с СДВГ.

Тревога

Меня гложет беспокойство во время авиаперелётов. Точнее, я боюсь летать самолётом. Нигде я так плохо не чувствую себя, как в полёте. Я никогда не был настолько очевидно встревоженным (потные ладони, бьющееся сердце, мысли о катастрофе), чтобы бортпроводники уделяли мне внимание. Меня, действительно, лишало присутствия духа ощущение себя в пяти милях над землей, движущимся со скоростью 500 миль в час в алюминиевом сосуде, заполненным бензином, и понимание, что моя жизнь находится в руках людей (пилотов и диспетчеров), с которыми я никогда не встречался.

Чтобы контролировать тревогу, я совершал несколько важных ритуалов, чтобы убедиться в безопасном развитии моего полета: я должен был сесть в кресло у иллюминатора, так, чтобы я мог наблюдать небо при приближении другого самолета, и должен был просмотреть аварийную инструкцию, прежде чем самолет взлетал. Я знал, что эти ритуалы работали, потому что все полеты, в которых я побывал, благополучно доставляли меня к пункту назначения. Заставляли ли эти ритуалы меня вести себя странно время от времени? Будьте уверены, что да!

В один из полётов самолёт находился на высоте 33000 футов, и я, как обычно, бдительно просматривал горизонт в поисках угрожающего нам самолета. Тогда случилось невероятное: далеко на горизонте я заметил самолёт, движущийся в направлении моего самолета. По моим вычислениям мы были в пяти минутах до того, как пути двух самолетов пересекутся и моя жизнь закончится в ярком пламени. Поэтому я сделал то, что сделал бы любой очень тревожный, повышенно иррациональный человек: я вызвал стюардессу. Время уходило. "Вы видели тот самолет там внизу?" - пробормотал я, показывая на пятнышко на горизонте. Она посмотрела в иллюминатор. "Вы думаете, командир экипажа знает об этом?" - спросил я. Стюардесса попробовала скрыть улыбку и сказала: "Я сообщу ему об этом". Я сразу успокоился, хотя полагаю, что мой героизм не был по достоинству оценен ни стюардессой, ни пассажиром, сидящим около меня (который теперь высматривал в самолете пустое место, чтобы пересесть). Самолёт, конечно, был благополучно посажен, и когда я покидал самолет в конце полёта, стюардесса и пилот ждали у дверей и улыбнулись мне, когда я подошел. Стюардесса взяла лётчика за рукав и представила меня: "Командир, этот джентльмен помогал вам пилотировать самолет".

Cильная тревога обладает разрушительным потенциалом, поскольку серьёзно затрудняет рациональное, адекватно оценивающее реальность, последовательное мышление. Когда мы сильно встревожены чем-то, ясное мышление является точкой нашей уязвимости. Именно комбинация эмоционального состояния тревоги и нелогичности заставляет некоторых детей (удачливых детей) кричать. Но существенное число их (неудачливые дети) "рассыпаются".
Также я убедился, что некоторые из обсессивно-компульсивных детей, с которыми я работал, исполняли ритуалы, потому что в отсутствии рационального мышления ритуалы были единственной формой действовать, которую они могли придумать, чтобы уменьшить свою тревогу, хотя бы на время.


Примечание ОВ

Многие из этих детей относятся к гипоактивному типу нейродинамических нарушений, описанных в диссертации А.Р. Агрис
http://istina.msu.ru/media/dissertation ... ion/67b/56...
Я горд заметить, что больше не чувствую себя вынужденным сидеть у иллюминатора и просматривать аварийную инструкцию и пережил рейсы, во время которых я не делал ни одного ритуала. Как я победил мою полетную тревогу? Опытом. И мышлением (ясным).

Начало выздоровлению положил пилот из Флориды. Когда я поднимался на борт этого его самолета, командир был у входа и я воспользовался возможностью спросить его: "Вы намереваетесь благополучно довести самолет до места назначения?". Ответ лётчика был более полезен, чем он думал. "Вы что думаете, что я хочу умереть, приятель?" То, что пилот особенно не был самоубийцей, было важным откровением, и это заставило меня подумать ясно и рационально о тысячах самолетов в воздухе в любое время и слабых шансах, что произойдет какое-то бедствие именно с тем самолетом, на борту которого я был. Совершенно неумышленно командир воздушного судна дал мне "когнитивный якорь" - способ мышления, который был мне полезен в момент, когда встревоженный, я был склонен мыслить нелогично и иррационально. Вместо того, чтобы смотреть из иллюминатора и думать "что, если крыло отвалится?", я мог думать, что "лётчик тоже хочет жить".

Как вы увидите, одна из самых ценных вещей, которую мы можем сделать для рассыпающегося ребенка, - это обеспечить ему когнитивные "якоря", которые удержат его от соскальзывания в иррациональное и нелогичное мышление в моменты эмоционального напряжения, когда он с больше вероятностью подвержен "рассыпанию". Моя тревога в самолёте никогда не превращалась в "рассыпание". Но некоторые дети в состоянии тревоги прекращают ясно думать, телесно ощущают себя "разбитыми" и опустошёнными, теряющими силы, и прямой дорогой направляются к "рассыпанию".

Дисфункция сенсорной интеграции

Заключительная область, достойная упоминания, как потенциально утяжеляющая "рассыпание", относится не к психологии, а к неврологии. Неврологическая незрелость известна специалистом под названием "дисфункция сенсорной интеграции". Чтобы перерабатывать информацию, поступающую от зрительных, слуховых, тактильных и проприорецепторов, центральная нервная система фильтрует подпороговые и пороговые стимулы, и доставляет сигналы в соответствующие зоны мозга.

Если мы сидим в комнате и беседуем с интересным нам человеком, то мы сосредоточены на нём, его словах и голосе, - мы уделяем ему произвольное внимание, сосредотачиваем своё внимание на нём, в центре. И, хотя физиологически мы слышим и скрип двери в соседнем кабинете, и шум мотора автобуса, проехавшего по улице, мы фиксируем их непроизвольно, внимание рассредоточено, мы воспринимаем фон в общем, размыто. Мы оттормаживаем эти стимулы (или не оттормаживаем, и в итоге постоянно на них отвлекаемся, что даёт отдельный подтип СДВГ).

Нервная система также отдаёт команды мышцам, как им двигаться, собирает во внешнем мире обратную связь, каким был результат мышечного движения, и настраивает программу движения более точно: дети, которые были неуклюжими и неловкими, со временем осваивают всё более точные и всё более сложнокоординированные движения, такие как бег, прыжки, езда на велосипеде, катание на качелях. Моторная неловкость, неуклюжесть это пример на проприорецепцию, - ощущения от мышц и суставов и чувство равновесия. Есть зрительная рецепция, слуховая рецепция, осязание - тактильная рецепция, обоняние - запахи и вкус.

Дети, у которых неврологически "раздладилась настройка" на то, какой стимул считать подпороговым, и не реагировать на него, а какой пороговым и откликаться на него, могут игнорировать часть сенсорной информации или реагировать чрезмерным откликом, который причиняет им дискомфорт. Чтобы избежать неприятных ощущений, такие дети отказываются носить некоторые виды одежды (из грубой ткани или со швами), не так, как сверстники реагируют на звуки и шум, не могут научиться пользоваться ножницами или крутить педали на велосипеде, сохраняя при этом равновесие и способность рулить, в области мелкой моторики им недоступна каллиграфия, завязывание шнурков и застёгивание пуговиц и застёжек, их раздражают воротники на одежде, манжеты, ярлыки в швах одежды, или текстура еды (грубую или протёртую пищу неспособны воспринимать и потому отказываются от неё. Они могут отказываться от некоторых запахов и вкусов, или месяцами есть одно и то же блюдо, - не в силах объяснить взрослым свой выбор. А раз нет рационального объяснения поступку, взрослые считают происходящее "вредничаньем" со стороны ребёнка.

Хотя взаимосвязь между дисфункцией сенсорной интеграции и планированием действий (executive functions) не вполне изучена, разнообразие поведенческих реакций, типично связываемых с недостатками в исполнительных функциях - дезорганизация, рассеянность, слабые навыки планирования, не достижение ожидаемых результатов действий, трудность приспособления к новым ситуациям или следование указаниям, фрустрация и агрессия - также приписываются дисфункции сенсорной интеграции.

Независимо от применяемых диагностических категорий, неврология или психиатрия, неврологические трудности в переработке поступающей из внешней среды информации затрудняют психическое развитие, ограничивают взаимодействие со сверстниками и родителями и в итоге затрудняют усвоение гибких и эмоционально зрелых способов совладания с ситуацией крушения надежды (фрустрации).

Другие факторы, содействующие общей фрустрации

"Рассыпание" это неспособность переключать внимание и мышление и эмоциональная незрелость, которые наступают одновременно и способствуют утрате ясности мышления в состоянии vage и ведут к неадекватному поведению.

Уровень досады, который переживает каждый из нас, можно измерить внутренним "фрустатометром". В жизни ребёнка могут встретиться и другие трудности. Затруднения научиться читать, считать или писать (то, что принято называть нарушениями обучаемости, дислексией, дискалькулией и дисграфией) могут существенно повышать "на фрустратометре" уровень досады ребёнка. Ежедневно в школе ему приходится переживать из-за неуспехов и справляться с неприятным беспокойством из-за того, что он не выполнил задание учителя.

Один замечательный мальчик, с которым я работал, был очень маленького роста; хотя он хорошо справлялся с дразнением и своей собственной неуверенностью в себе большую часть времени, его малый рост непрерывно вносил вклад в его совокупный уровень фрустрации. Трудные отношения с учителем, матерью, отчимом, или тренером могут повысить фрустрацию ребенка, также как сложные отношения со сверстниками или братьями, или неудовлетворенность слабыми спортивными достижениями. Хотя многие из этих причин фрустрации могли бы считаться нормальными для большинства детей, ребёнок-россыпь может заставить ощущать их как непреодолимое бремя.

Другие причины, психиатрические или социальные, могут делать фрустрацию невыносимой. Ребёнок, у которого есть вокальные тики, может расходовать силы на то, чтобы стараться подавить их в школе, потому что стыдится своего расстройства. Ребёнок-россыпь, чьи родители развелись, может расходовать силы на то, чтобы приспособиться к жизни после развода родителей.

Наиболее важно из написанного в этой главе состоит в том, что гибкость и устойчивость к крушению надежды (фрустрации) не приходят ко всем детям в одно и то же время и одним и тем же способом.
Мы склонны думать, что все дети имеют от рождения способность переключать внимание и мышление и эмоционально зрелым способом переживать ситуации, которые вызывают досады. Многие взрослые думают, что дети-россыпи "не хотят" быть послушными и "вредничают". Как вы теперь знаете, во многих случаях это не похоже на правду.

Если вы и сейчас, получив информацию о факторах, затрудняющих формирование адекватного ситуации поведения, считаете, что я "оправдываю" рассыпание, а не объясняю его, вы уходите, хлопнув дверью. И для меня при звуке захлопнувшейся двери остаётся без ответа вопрос: Как помочь ребёнку?

Почти невозможно быть полезным без всестороннего глубокого понимания трудностей ребенка. Не все дети с трудным характером; расстройством настроения и тревожностью; невербальными учебными проблемами; или недостатками в исполнительных функциях, обработке социальной информации, нарушениями речи или сенсорной интеграцией в конечном счете становятся "детьми-россыпями". Не у каждого ребёнка с этими трудностями есть ещё и затруднения в переключении внимания и мышления (лобные проблемы) и эмоциональная незрелость (проблемы на уровне лимбической системы). "Рассыпание" это само по себе трудная проблема, и многочисленные факторы ответственны за то, что работать приходится с сочетанным нарушением.
Любишь бездны - имей крылья.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Вернуться в «Медицина»